- Мария, уже совсем скоро состоится открытие первых двух домиков арт-поместья «Новые берега» под Богословкой, где будут жить ребята с инвалидностью со всей страны. Как сейчас обстоит дело на стройплощадке?

- На самом деле у нас все гораздо серьезнее по объемам проведенной работы. На данный момент перекрываем третий дом - большой, на 22 человека. Полностью закончили общие строительные работы по столовой, к которой примыкает котельная на весь поселок. У нас завершены все работы по коммуникациям, готовы фундаменты банно-оздоровительного комплекса и образовательного центра. То есть, мы готовим себе работу на зиму, чтобы можно было заниматься кладкой. И делаем то, что вообще не планировали, но что стало вероятным благодаря нашим друзьям, которые нас поддержали, - мы закладываем фундамент еще одного большого дома, и надеемся, что до холодов запустим еще и фундамент по часовне, чтобы у нас в зиму строилось сразу шесть объектов.

- Если удастся выдержать такой темп, когда планируете достроиться?

- При хорошем финансировании мы планируем, что к середине 2021 года закончим строительство. Темпы сейчас просто невероятные, я переживаю, что нас может подвести финансирование. У нас есть целевое финансирование на разные объекты, но на строящиеся сейчас дома у нас не хватает трех миллионов. Мы возводим объекты только на спонсорские деньги, надеемся, что недостающую сумму у нас получится собрать. Скоро в Пензе состоится благотворительный концерт, собранные средства пойдут на строительство «Новых берегов».

- Недавно стало известно, что прием заявок продлен, так как в основной массе они только стали поступать…

- Да, у нас очень интересно сложилась ситуация. К нам вернулся наш Михаил Викторович Бабич, и сейчас мы очень активно прорабатываем взаимодействие с Министерством экономического развития РФ (на посту полпреда президента в ПФО Михаил Бабич оказывал поддержку проектам АНО «Квартал Луи» - примечание редакции). Мы должны войти в федеральный проект по инвалидному туризму. Михаил Викторович тепло отнесся к нашему проекту, сейчас всяческую поддержку готов оказывать. Предполагается, что «Новые берега» станут объектом инвалидного туризма в России. К нам будут приезжать ребята с инвалидностью - посмотреть практики, сервисные места, повысить уровень своих компетенций, также будут приезжать чиновники, чтобы понять, что подобное можно сделать в своем регионе. Это мое видение пока что, окончательное решение будет принято на совещании, которое состоится через несколько недель. Вместе с Михаилом Викторовичем к нам присоединился Максим Анатольевич Топилин. Он направил письмо за своей подписью в регионы, отметив, что Минтруд РФ заинтересован в участии регионов в проекте. Теперь нам присылают заявки и звонят не переставая. Камчатка, Республика Коми, Хабаровск, Красноярск, Мурманск, Владивосток. Мы не думали, что отдаленные районы захотят принять участие.

- Какие требования предъявляются к потенциальным жителям «Новых берегов»?

- Если мы говорим о том, чтобы дать возможность комфортного жилья, работы, образования, то можем прямо сейчас заселить три таких поселка, но если мы говорим про активность и про ту команду, которая взорвет эту систему и реформирует ее изнутри, то подход при отборе совсем другой. Около 70% поступающих заявок не соответствуют требованиям. Наш поселок – это «Сколково» для инвалидов. Ты приезжаешь, тебе даются комфортабельные условия, поддерживающее сообщество, ресурсы в виде мастерских, производств, транспорта, у тебя есть коучи. Мы не просим твои руки-ноги, мы просим твою голову. Для чего? Чтобы ты как человек с инвалидностью или как человек, причастный к этому, например, мама или папа ребенка с инвалидностью, смог сформировать какую-то идею, которую дальше можно было бы развивать.

- С первыми жильцами уже определились?

- Рассматриваем заявки. Так, к нам хочет заехать пара: он незрячий музыкант из Пензы, она слепая жительница Волгограда. Они давно друг друга любят, но не могут съехаться, так как у них нет жилья. Парень очень активный, сейчас с ними прописываем проект по созданию инвалидного радио, он хочет транслировать программы о людях с инвалидностью для тех, у кого инвалидности нет, чтобы они могли принять таких, как он сам. Планируем, что эта пара к нам приедет. Точно заезжают двое ребят из орловского детского дома Юля и Максим. У них нет права на жилье в силу разных причин. Юля сначала пожила некоторое время в «Доме Вероники» (пансион сопровождаемого проживания для ребят с инвалидностью – прим. ред.), затем перевезла сюда своего жениха. Подала заявку девушка Яна из Уфы, очень активная, была участницей нашего форума «Лидеры изменений: равный – равному». Цель – собрать сливки, яркие, креативные, которые смогут стать движущей силой, которое перевернут сознание чиновников и общества, перевернут принципы создания доступной среды. Революция с низов всегда эффективнее, ярче и правильнее, чем с верхов, потому что они знают, о чем они говорят.

Вот приехали мы на стройку вчера, с нами эксперты – колясочник и слепой парень, мы приглашаем людей с инвалидностью, чтобы они оценивали, насколько все приспособлено. Укладываем тактильную плитку, и тут колясочник говорит: «А я здесь не проеду, плитка неровная, мне неудобно». Слепой говорит: «Мне будет удобно, если ее разместят возле бордюра». По нормативу это неправильно, но мы создаем то, что будет удобно без оглядки на стереотипы, мы не придерживаемся строительных правил. Потому что в 50% объема они придуманы непонятно кем и непонятно зачем. Так как над нами нет никакой комиссии, которая скажет: «Ребят, вы сделали не так», мы строим максимально удобно для ребят.

- Что нужно в идеале для того, чтобы общество лучше принимало ребят с инвалидностью?

 -  Мне кажется, не хватает массовой активности самих ребят. У них бывают страхи, например, инвалид боится выйти из дома: «Я в памперсах, от меня плохо пахнет». Или «Я боюсь, что меня увидят соседи не в таком виде, в каком я был раньше». И когда ты слышишь такое,   думаешь, что это проблема уже не общества, это проблема самих людей с инвалидностью. Потому что эти страхи нужно стряхнуть. И выйти из дома. На последнем фестивале я смотрела на ребят в зале и думала: «Откуда они?». Наконец они сами идут, их много, половину я даже не знаю. Это молодые парни, красивые девушки. Это кровь, молодая сила. А они же все это время жили в Пензе, они все это время могли участвовать в жизни наших проектов, могли предлагать и просить помощь. Если они будут активны, то обществу ничего не останется сделать, как принять их. Если ты двигаешься, ты двигаешь.

Слышала жалобы на отсутствие пандусов и так далее. У меня на это есть колоссальные жизненные примеры. В хостел к нам приехал парень из Питера. Смотрю, пишет мне «ВКонтакте» сообщение очень тяжелый инвалид – у него запрокинута голова, он в темных очках, весь перекореженный. Шлет мне голосовые сообщения, говорит очень плохо, рассказывает, что у него умерли родители, у него никого нет, и у меня первая мысль: «Надо его забрать к нам». Приезжаю к нему, чтобы познакомиться. Он мне говорит: «Я здесь жить не хочу, я привык жить один».  Рассказал, что у него в центре Питера квартира, он ее сдает, сам снимает жилье в маленьких городах и на эти деньги живет. У него огромное количество друзей в разных регионах, он по соцсетям их как-то находит, они помогают ему, он нанимает нянечку, которая приходит несколько раз в неделю, приносит продукты. Я спросила, что он собирается делать. Он говорит: «Так, ну если я себе жену здесь найду, то так и быть, я здесь останусь». Говорит: «Если нужна моя помощь, я готов приезжать, помогать». Я оттуда вышла, у меня просто слов не было. После этого, когда говорят, что в их подъезде нельзя спуститься, что кто-то не помогает, думаешь, что  это бред. Я ежедневно вижу людей, у которых вообще никого нет, которые обрастают связями, друзьями, которые их носят, возят, помогают перенести коляски.

- А со стороны общества есть барьеры?

- Если вы никогда не общались с определенной категорией людей, то вы не знаете, как с ними общаться, будете их бояться. Если нет этих ребят вокруг, то как вы научитесь? И надо отметить, что люди с инвалидностью вокруг иногда выглядят далеко не так, как могли бы выглядеть – это плохой запах, неопрятная одежда, грязная коляска, к примеру. Инвалид должен быть человеком, с которым приятно общаться. И это задача людей с инвалидностью.