Журналист портала «Пенза-Взгляд» побеседовал с главным внештатным педагогом-психологом пензенского Министерства образования о причинах подростковых суицидов, «синих китах» и маркерах, на которые нужно обратить внимание.

- Татьяна Николаевна, насколько серьезно стоит на сегодняшний день проблема подростковых суицидов?

-Проблема стоит очень серьезно и очень остро всегда. И дело тут не в каких-то количественных показателях. Даже один случай — это ЧП, это повод разбираться. Так как самое ценное, что есть на земле - это человеческая жизнь, а тем более, жизнь ребенка. И распоряжаться ей так, как происходит в этих ситуациях, ни при каких обстоятельствах нельзя. Если эта проблема существует, в любом масштабе, то она заслуживает внимания. 


-Пандемия, чувство тревожности, самоизоляция усугубили ситауцию?

-Те условия, в которых мы оказались, не могли не сказаться на ситуации. Если сейчас любого человека спросить — «Насколько часто вы испытываете стресс?», я думаю, что люди затруднятся вспомнить дни за последнее время, когда они его не испытывали. Страх заболеть, условия самоизоляции, обострение конфликтных ситуаций в семье с этим связанных, нервная атмосфера в обществе - все это влияет на общую картину.

Это еще одна причина пристальнее взглянуть на своих детей. Дети не должны умирать. Дети - это самое ценное и позитивное, что есть в этом мире. Для каждой личности в будущем уготовано что-то большое, ценное, светлое. А когда жизнь прекращается искусственным путем, то это огромная трагедия.

Наше время приносит разные способы реагирования на то, что происходит вокруг тебя, и не всегда это то, что ведет личность к совершенствованию. Но мы не можем создать для ребенка идеальные условия — посадить его под колпак, где всегда уютно, сухо и тепло. Ведь даже в этом случае возникли бы проблемы при столкновении ребенка с реальным миром.

Подростковые суициды — это, чаще всего, реакция на какие-то вопросы адаптации к взрослой жизни, к условиям современного мира, его требованиям, к меняющимся отношениям со стороны окружения, к изменению своей внутренней составляющей.

- Иногда говорят, что к суицидам есть генетическая предрасположенность. Так ли это? И какое у вас отношение к такой точке зрения?

 - Если в семье были попытки суицида, то это в любом случае фактор риска, и это уже повод обратить на такого ребенка более пристальное внимание. Однако я убеждена — нельзя унаследовать поступок, можно унаследовать некие предпосылки, особенности психики, которые при определенных условиях могут привести к трагедии. Произойдет это или нет, зависит как от общества, так и от семьи, ну и, конечно, от самой личности. Наша задача — родителей, учителей, психологов этого не допустить.

- С какого возраста нужно обратить на эту проблему более пристальное внимание?

- Мы растем и развиваемся с каждым конкретным ребенком, сколько бы их у нас не было, какой бы опыт воспитания не был накоплен. И если твоему ребенку пятнадцать лет, то и тебе, как родителю, тоже пятнадцать.

Если раньше границы подросткового возраста были достаточно узкими, то сейчас специалисты их постоянно расширяют с более раннего возраста до более позднего. И уже официально говорят, что подростковый возраст в 18 лет не заканчивается. Но и начинается раньше — с 7-8 лет.

Развитие идет по-другому. Мое мнение — современные дети умнее и гибче нас. Они лучше нас воспринимают информацию и умеют ее трансформировать под себя, а сами подстраиваться под новые условия, но, не смотря на это, помощь взрослого все равно необходима. Поэтому ребенок требует пристального внимания всегда. С момента зачатия. Когда ребенок желанный, когда еще не родившегося ребенка любят, даже беременность проходит по-другому. Нужно учитывать, что все базовые составляющие личности закладываются до трех лет, и каким вырастит ребенок во многом зависит от взрослых, которые рядом.

При этом следует помнить, что результат воспитания зависит от нашего личного примера. Можно миллионы раз сказать, как делать правильно, но если мы показываем другие модели поведения в жизни, то в первую очередь ребенок будет копировать их. Нужно об этом помнить, это очень важный момент.

Кроме этого, отношения должны базироваться на искренности. Можно говорить очень правильные вещи и даже подавать правильные примеры поведения, но если в вашем поведении нет искренности, то это очень четко детьми считывается. Дети всегда чувствуют, что родители думают и чувствуют на самом деле.

-Как объяснить, что многие случаи суицида происходят как бы на пустом месте: семья нормальная, достаток, родители с ребенком не конфликтовали? Ребенок на родителях один, а когда его не видят, другой, как распознать эту скрытую жизнь?

- Очень часто, говоря о благополучии семьи, мы говорим о внешних факторах, забывая, что существуют еще и внутренние. Иногда в благополучной семье, вроде бы есть два родителя, материальная обеспеченность, хорошая работа, машина, достаток, но и проблема тоже есть!

Вопрос мнимого благополучия - вопрос серьезный. Очень часто оказывается, что при всех внешних признаках благополучия ребенка никто не видит. У него все есть в плане учебы, отдыха, досуга, но при этом ребенок чувствует себя одиноким. У такого ребенка, как правило, нет возможности эффективного доверительного взаимодействия с родителями, когда он может задать любой вопрос и получить на него искренний ответ, когда его замечают, с ним считаются.

Ребенку важно быть нужным, понятым, принятым и даже контролируемым. То есть, важно понимать, что есть взрослые, которые в любой ситуации будут надежной стеной, на которую можно опереться, которые знают, как правильно, как безопасно поступать. А для этого он должен доверять.

Важным является и тот фактор, что подростки не соотносят свои поступки с конечным результатом. Нет чувства безвозвратности момента. Им кажется, что вот я сделаю, я докажу, меня заметят. И в подсознании - буду жить дальше.

Это демонстрация и желание обратить на себя внимание. И один процент из ста, когда дети так или иначе не просят о помощи. Они всегда просят о помощи. Не всегда мы слышим.

-«Синие киты» и прочие интернет- игры сейчас ушли или все еще являются фактором, подталкивающим подростков к суициду?

- Был период, когда об этой проблеме очень много говорили и все были на этом сконцентрированы, сейчас проблема осталась, хотя о ней уже все забыли. Однако отмечу, что никакая соцсеть, никакие игры не заставят ребенка принять неадекватное решение, если предпосылки к этому не созрели в жизни. Если вокруг него любящие и принимающие люди, стабильная семейная ситуация, нет конфликтов в школе и в ближайшем окружении, если он не одинок, если у него комфортное психологическое состояние, одним словом сформировано базовое доверие к миру и удовлетворена потребность в безопасности, то никакая группа ему не может быть опасной - он уже защищен.

Вообще одиночество – это один из главных факторов среди факторов риска, а соцсети дают возможность ощущать себя частью общего, даже если содержание взаимоотношений там деструктивно, поэтому проблемы, связанные с соцсетями не стоит игнорировать. «Киты» сейчас не особо фигурируют, это было подобно заболеванию, к которому выработался иммунитет.

Единичные случаи есть, но явление не настолько опасно, потому что уже попробовали, исчез эфект новизны. Однако подобные ловушки в сети есть и будут. Они меняются и эволюционируют, и от этого никуда не деться, а противопоставить этому мы можем только психологическое благополучие в социуме и семье.

Родителя нужно воспитывать с рождения, и тогда он воспитает такого ребенка, которому не страшны никакие воздействия извне. Он будет уметь направлять свою энергию в правильном направлении, будет успешно развиваться и добиваться успеха, а такого человека очень трудно сбить с выбранного пути.

Я думаю, у нас хороший потенциал, и, что бы ни говорили про современных подростков, глубоко убеждена, что они гораздо лучше нас - честнее, они умеют выражать свою точку зрения, отстаивать ее, умеют творчески мыслить. Это нам нужно думать, как вести себя более грамотно, как не отстать от наших детей и не создавать негатива в их жизни.

- Какие маркеры могут сигнализировать, что пора обратиться к специалистам?
- Этим маркером может быть любое состояние психологического некомфорта у взрослого или ребенка. Каждый случай индивидуален, и требует внимания специалиста, но лучше все же профилактика. Здесь то же правило, что и при обращении к врачу. Культуре обращения к специалистам нужно обучать. Ведь, к примеру, если у нас заболел зуб, это уже следствие — сначала появилась черная точечка, потом маленькая дырочка, потом она углубилась и уже достала нерв. Тут та же самая ситуация - профилактика и проще, и эффективней.

Поэтому, чем раньше вы придете к психологу, тем лучше, когда это маленькая черная точечка только появилась, тогда проблему можно решить гораздо проще, эффективнее. На раннем этапе можно предотвратить многие серьезные вещи и, обсудив возникшие вопросы со специалистом, выйти из ситуации победителем.

Читайте также: «Педагог Ирина Смирнова: «Когда речь идет о здоровье и жизни детей, рассуждать тут не о чем!».