Гнездо с аистами – птицами, которые являются символами рождения, соседствует с рекламой венков, висящей через десяток шагов. Рождение и смерть – самые важные личностные события и общие места в любой биографии. Самое интересное то, что между ними.

Вся эта околокладбищенская, макабрическая лирика обычно появляется в головах у жителей и гостей нашего города при посещении районов, примыкающих не к кладбищам, как в других городах, а к Центральному рынку.

Почему-то исторически сложилось так, что именно здесь образовалась самая большая плотность офисов фирм, которые занимаются похоронным бизнесом и изготовлением разной кладбищенской мишуры - от венков до надгробных плит.

Поэты, прогуливаясь по пензенскому центру, сочиняют не оды,  а эпитафии. Говорят, один художник так проникся местной атмосферой, что нарисовал черный квадрат, и потом очень горевал, когда узнал, что не был первым автором идеи.

Пенза вполне могла бы служить прообразом Старгорода из «12 стульев». Очень уж описание подходит: «Это была приятнейшая из улиц, какие встречаются в уездных городах. По левую руку, за волнистыми зеленоватыми стеклами, серебрились гробы похоронного бюро «Нимфа». Справа, за маленькими, с обвалившейся замазкой окнами, угрюмо возлежали дубовые, пыльные и скучные гроба, гробовых дел мастера Безенчука».

Мemento mori, дорогие пензенцы! Сarpe diem!