Воскресным днем социальные сети взорвало сообщение о том, что на Московской в ходе реконструкции улицы спилено семь взрослых лип. Сейчас деревья - конечно, те, которые остались, в безопасности, но «осадочек» остался.

«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», - крылатая фраза из «Фауста» Гете. В отношении пензенских властей нередко ее смысл меняется на противоположный. Наши власти подчас навязчиво хотят облагодетельствовать нас, даже не спросив, нужно ли нам это. Причем делается это как-то настолько коряво, что, пытаясь сделать добро, власть умудряется ополчить против себя всю прогрессивную городскую общественность.

Почему в воскресенье, почему об этом не говорилось раньше? Почему, согласно заверениям, звучавшим до реконструкции, людям обещали сохранить все зеленые насаждения? В конце концов, зачем рубить то, что радует глаз, чтобы заменить деревья новыми, пусть даже большемерами, если можно оставить те, что и так хорошо растут? Зачем, наконец, рубить сук общественного мнения, на котором устроилась вся городская власть?

Для меня, как и для большинства пензенцев, Московская неотделима от липового цвета и благоухания в конце июня. И даже ботинки, прилипающие к мостовой от обильного липового сока, чуть позже, в середине лета, не портят дружбы с этими представителями царства флоры. Неужели чиновники передвигаются по каким-то другим улицам, чтобы не заметить и не понять таких простых, лежащих на поверхности вещей?

Между тем, примеры бережного отношения к деревьям в Пензе есть. Однажды в Арбекове, засмотревшись в телефон, я чуть не влетел в березу, которая росла вопреки всякой логике прямо посреди свежеукатанного тротуара, а неподалеку - еще одна.

 

Даже если бы я набил шишку, я бы с легкой душой простил авторов такого нестандартного решения. «Пеньки вместо леса только для пенсионеров хороши, на них сидеть можно», - говорил пес Шарик из Простоквашино. И тут я с персонажем детской книги полностью согласен.

Другие материалы рубрики читайте здесь.