Разговор об особенностях нового заболевания, удивительных случаях выздоровления и принятых вовремя мерах.

Андрей Николаевич, судя по официальной статистике, Заречный стал одной из «горячих» точек борьбы с коронавирусом в области. Можно ли сказать, что сейчас, в начале июля, ситуация улучшается?

Да, конечно. Две недели назад ситуация стабилизировалась. Количество выписанных сейчас превышает количество заболевших. Три недели назад мы преодолели кризисную точку, когда для госпитализации коронавирусных пациентов хотели даже задействовать перинатальный центр.

Но не пришлось?

К счастью, не задействовали. Ничего страшного, на самом деле, в этом и не было бы. Въезд на роды к нам из других городов сейчас запрещен, своих очень мало – одни в день. Для областного перинатального центра, куда мы отправляем рожениц, это не проблема. В интернете шум поднялся по поводу использования зареченского перинатального центра, но роддома идеально подходят по требованиям, которые предъявляются к ковидным стационарам. Там есть кислород, вся аппаратура. Наш центр комфортабельный - в каждой палате есть душ и санузел. Нам предлагали задействовать здание наркологии и психиатрической больницы, но, во-первых, там нет кислорода, а во-вторых - один туалет на весь этаж, что, мягко говоря, не подходит для данной группы пациентов. В тот момент количество госпитализированных у нас превысило 80 человек, а в инфекционном отделении было развернуто 80 коек. Мы добавили еще девять, и на выходных было уже 82 человека. В этот период мы были готовы к использованию перинатального центра. Потом все пошло на спад, и на сегодняшний день у нас в инфекционном отделении лежит 50 человек, на амбулаторном лечении – 233 взрослых и 32 ребенка. Выздоровевших уже более пятисот.

Какова ситуация с пневмониями?

У нас в настоящее время активно регистрируется так называемая ковидная пневмония. Из 740 человек, заболевших коронавирусной инфекцией, пневмонии различной степени тяжести диагностированы у 466 человек (63 процента от общего числа заболевших COVID). Обычная бактериальная пневмония чаще всего односторонняя, двусторонние, как правило, у тяжелых пациентов. А сейчас мы наблюдаем пневмонии, пусть и с небольшим процентом поражения легочной ткани, но ее очажки есть в обоих легких.

Какие меры позволили удержать ситуацию в Заречном под контролем?

Однозначно режим ограничений свою роль сыграл. Другое дело, что мы может рановато его ввели, ориентируясь на Москву. На тот момент у нас в области еще ни одного случая коронавируса не было. Помог масочный режим, активное предупреждение людей, мытье рук, уменьшение контактов между людьми, чтобы не здоровались, не обнимались. Ограничение режима въезда в Заречный тоже помогло, хотя оно было относительным. Закрыть город абсолютно невозможно. Только в медсанчасть приезжает на работу 300 сотрудников из Пензы и области. В целом, в город ежедневно на работу въезжает около 5 тысяч человек, а уезжает 12 тысяч. Транспортное сообщение полностью не закроешь. На самом деле количество заболевших не такое уж и высокое. С самого начала распространения коронавируса в Заречном переболело чуть более 700 человек. Цифры не ужасающие. Для сравнения: с декабря 2019-го по март 2020-го ОРВИ и гриппом у нас переболело 9500 человек. Мы же не были из-за этого в панике. Даже эпидемией распространение коронавируса в Заречном нельзя было назвать, так как она объявляется, когда одномоментно заболевает пять процентов населения.

Какие особенности протекания коронавируса вы могли бы отметить?

У нас в городе практически не было бессимптомных больных - пусть небольшая симптоматика, но наблюдалась почти у всех. Если развивается ковидная пневмония, она протекает долго и нудно. Заболел обычной пневмонией - делают снимок, назначают антибактериальную терапию, антибиотики, отхаркивающие, и через день-два человек уже ожил и чувствует себя хорошо. При ковидной пневмонии, если человек начинает задыхаться, только кислород немного облегчает его состояние. Снять этот симптом за 2-3 дня невозможно. Таргетной, то есть целевой терапии для лечения этого вируса не существует. Применяются противовирусные и противомалярийные препараты, но у них все равно нет прямого воздействия на вирус. Сам организм человека должен бороться. Второй момент – заболевают целыми семьями. В-третьих, очень большой процент пневмоний.

Как врач, вы поддерживаете смягчение режима самоизоляции, объявленное в начале июня, или его следовало оставить в максимально жестком виде?

Пожалуй, я считаю смягчение оправданным. Наша задача была не допустить резкого подъема заболеваемости, когда больницы могли оказаться забиты тяжелыми пациентами. Переболеть, к сожалению, нам все равно, наверное, придется – не в этом сезоне, так в следующем. Семьсот переболевших в Заречном – это не иммунная прослойка. Чтобы вирус не приносил тяжелых последствий, должно переболеть 70-80 процентов населения, поэтому долго запираться и сидеть в изоляции смысла нет. Нужно соблюдать обычные меры предосторожности, к примеру, продолжать носить маску в помещении, где находятся посторонние люди, в магазине, почаще мыть руки, избегать тактильных контактов.

Вы довольны материально-техническим обеспечением МСЧ в период коронавируса?

На первом этапе были проблемы со средствами индивидуальной защиты (СИЗ). Их невозможно было даже приобрести. С количеством мест для госпитализации трудностей не было. В инфекционном отделении в последнее время было 24 койки, но его площадь позволяла спокойно развернуться на 80 коек. Мы собрали кровати из отделений плановой помощи и перенесли их туда. Наркоз и дыхательная аппаратура была. А вот респираторов FFP3 вообще не было. Первая поставка была по личным контактам – с Нововоронежской атомной станции. Затем с Балаковской АЭС тысячу штук привезли, с Калининской последняя поставка. Атомщики, как раз такими респираторами и пользуются. В этом нам помог директор ПО «Старт» Сергей Юрьевич Байдаров. Купить их было невозможно. Потом уже пошли поставки «Росатома». Сейчас склад забит. На сегодняшний день все есть. С лекарствами проблем не было, с кислородом завод помог – сделали проект по его подведению в каждую палату, и к 14 апреля все было готово. Что касается ИВЛ, то в инфекционном отделении есть 4 действующих аппарата инвазивной вентиляции легких для интубации и 4 - неинвазивной, масочного типа.

Сколько медработников в Заречном переболело коронавирусом?

Тех, кто был в непосредственном контакте с ковидными пациентами – 7 человек. Всего заразились 45 медицинских работников.

Как была организована работа врачей? Кто из непрофильных специалистов работал в «грязной зоне»?

Профильных специалистов у нас всего два и до сих пор этого хватало. В период коронавируса 36-часовые курсы прошли все врачи, затем они сдали тесты и получили сертификаты для работы с ковидом. Мы не брали на эту работу возрастных специалистов и медработников с хроническими патологиями. В основном в ковидном отделении в «красной зоне» работали врачи и медсестры среднего возраста. В непосредственном контакте с больными работали не только врачи-инфекционисты – заведующая инфекционным отделением Ирина Малова и врач Ольга Балакирева, но и врачи других специальностей - заведующий травматологическим отделением Андрей Швырев, заведующая перинатальным центром Елена Шустикова, заведующий кардиологическим отделением Виталий Шевырев, врач диагностического отделения Юлия Бутина, хирурги Надежда Синицина, Алексей Литвиненко, врачи скорой помощи – Юрий Демянчик, Сергей Сараев и многие другие специалисты.

Увеличивались ли смены?

На первом этапе работали одним штатом. Когда в инфекционном отделении был занят второй этаж – расширили его. Всего было введено 72 должности. Кто-то работает там с начала и до сих пор, кто-то всего неделю. В пиковый момент на одного дежурящего врача приходилось 20 пациентов. Но сутками у нас никто не дежурил. Врачи после смен уходили домой, хотя мы и оборудовали для них в отделении спальные места, кормим три раза в день, интернет провели. Максимум смена - 6 часов, хотя на первых порах были и 12-часовые. В противочумном костюме физически тяжело столько времени проводить.

Стоит ли нам ожидать второй волны коронавируса и когда?

Думаю, что стоит ожидать. Вторая волна, думаю, будет в октябре и ноябре. Вирус может мутировать, но инфекция в плане лечения больше зависит от особенностей организма конкретного человека. Не факт, что человек переболел и у него сформировался иммунитет. Отмечу еще вот какой интересный факт – вся плазма, которую мы переливали тяжелым больным, за исключением одной пациентки, второй группы крови. Тяжелее всего и чаще всего болеют люди с этой группой.

То есть это не миф?

Это не миф совершенно точно. С чем это связано, науке пока неизвестно. Хотел еще сказать насчет влияния прививки от гриппа. Мы посчитали, что в конце 2019 года от гриппа у нас в городе было привито 40 процентов населения. Среди заболевших – всего 10 процентов привитых. Среди умерших нет ни одного привитого, и среди тяжелых больных тоже ни одного. Видимо, это связано с тем, что иммунитет благодаря прививке поддерживается в напряженном состоянии.

Какова ситуация с заболеваемостью среди детей и случались ли удивительные случаи выздоровления?

Детишек на самом деле мало, около 10 процентов, то есть где-то 90 человек переболело, все в легкой форме. Самый молодой умерший пациент - 28-летний парень, но у него была тяжелая сопутствующая патология. По сути, он умер не от ковида. С другой стороны, у нас была бабушка 92 лет с 80 процентами поражения легких. Она вообще не понимала, почему мы ее держим в больнице и чувствовала себя нормально. Завтра будем выписывать женщину - ей за 60, у нее сахарный диабет, она побывала в реанимации и чудом выжила. Поражение легких у нее составляло около 80 процентов. Могу сказать, что поражение в 50-60 процентов еще более-менее излечимо, когда 70-80 процентов - это уже очень тяжело.

В заключение объясните, какой смысл беречься от коронавируса, если, как вы сказали, переболеют все?

Я уже сказал, что в Заречном сравнительно немного заболевших, но среди них очень много пациентов с пневмониями, в том числе с тяжелыми поражениями легочной ткани. Такого никогда не было. Они требуют стационарного лечения. Представьте, что было бы, если размах эпидемии был как при ОРВИ. Если бы все пошло по самому плохому сценарию, то, возможно, пришлось бы закрывать не только перинатальный центр, но и задействовать под лечение пациентов с коронавирусом хирургический корпус. Большое число пневмоний, и летальных в том числе. У нас умерло 14 человек за два месяца, притом, что в год от пневмоний обычно умирает 7-8 человек. Поэтому ограничительные мероприятия - это правильная мера. Тем не менее, думаю, что все это потихонечку будет тлеть, и я не уверен, что у нас к августу не будет ни одного заболевшего. Инфекция очень нестандартная. Обычно вирусы ОРВИ и гриппа летом, в жару, не выживают, а сейчас ситуация иная. Поэтому даже в условиях снижения заболеваемости коронавирусной инфекцией необходимо соблюдать элементарные меры предосторожности.