- За последние несколько месяцев жизнь пензенцев кардинально изменилась в связи с пандемией и введенными ограничениями. Какие изменения произошли за это время в работе КИМа? 

- Как инфекционная больница до пандемии мы неоднократно отрабатывали ситуации с поступлением пациентов с особо опасными заболеваниями, с открытием госпиталя, соответствующих подразделений диагностики. У нас даже был случай с подозрением на вирус Эббола, и тогда мы тоже открывали госпиталь на базе одного из наших подразделений и проводили весь комплекс мероприятий, которые обязаны были сделать. Но подобные случаи были единичны, а здесь нам пришлось столкнуться с совсем другой ситуацией. Начиналось все спокойно - мы выявили первую пациентку, госпитализировали по всем санитарно-эпидемиологическим правилам, выявили контакты, соблюдалась определенная защита персонала. Потом постепенно процесс начал нарастать, как снежный ком. Появились очаги среди лиц старшего возраста - хор в ДК им. Кирова, появились контакты, и вот уже начали госпитализировать по 5 - 7 и более человек в сутки. Наш инфекционный госпиталь на базе первого отделения начал расширяться, когда поток увеличился, мы стали перетрансформировать свои другие подразделения под развертывание инфекционного госпиталя. В инфекционной больнице условно выделяется несколько госпиталей: диагностический (можно сказать, это сортировочная площадка), провизорная (сюда госпитализируются пациенты с подозрением) и инфекционный, где размещаются больные с выявленным инфекционным агентом, представляющим опасность. Постепенно от провизорного госпиталя мы стали переходить к инфекционному госпиталю. В проект здания, которое у нас было введено в 2013 году, было заложено много такого, что способствовало быстрой трансформации и переводу работы в особо опасный режим с различными инфекциями. Нам было в этом плане легче, чем другим больницам. В каждом отделении у нас имеется свой санпропускник: есть разделение на красную и зеленую зоны, и переход из одной зоны в другую происходит через санпропускник. То есть, медработник надевает защитную одежду, заходит в красную зону, отработал, затем должен вернуться обратно, для этого он проходит через другие двери, снимает эту одежду, обработается и опять выходит в зеленую зону.  

Переход от провизорного к инфекционному госпиталю - это было новое. Весь этот корпус у нас работает как одна красная зона, в которой сейчас трудятся более 200 медработников. Первую волну мы приняли на себя, сдержали благодаря этому корпусу, потом подключились другие больницы.  

- Какие трудности возникали, когда все только начиналось? 

- Конечно, в первую очередь медикам было психологически трудно работать, когда возникло понимание того, что ты работаешь с особо опасной инфекцией, что ты дожен надевать защитную одежду. В этих костюмах тудно находиться. Эти сложности есть и сейчас. Дыхание происходит через респираторы, это неполноценное дыхание, также возникает раздражение кожи. Плюс длительное время человек не может расслабиться, так как работает с опасной инфекцией. У медиков сильная психологическая и физическая нагрузка. 

На начальном этапе ощущалась неподготовленность с обеспечением СИЗ. Те средства, которые у нас были запасены, начали постепенно убывать. Здесь хочется выразить большую благодарность правительству, губернатору - очень быстро был развернут поиск этих СИЗов, налажено производство, выделены средства. Мы сначала, что называется, с колес получали средства защиты - костюмы, халаты, маски, респираторы, дезсредства в большом количестве. Теперь мы работаем на то, чтобы делать запас.  

- А как до пандемии заполнялся инфекционный госпиталь? 

- До пандемии у нас были различные кишечные инфекции, вирусные инфекции. Ассортимент инфекционных болезней очень большой. Они не связаны с жизнедеятельностью человека, как, допустим, сахарный диабет, гипертоническая болезнь, когда образ жизни влияет на развитие тех или иных отклонений. А инфекционные заболевания - это те, которые периодические имеют проявления, вспышку среди популяции.  

Возьмем этот коронавирус. Это обширная группа, которая делится на несколько видов.  Впервые он был зарегистрирован в 2002-2004 году. Его обозначили как SARS-CoV, он вызвал атипичную пневмонию, достаточно серьезную заболеваемость и смертность во всем мире. Тогда вообще реагировать и изучать было очень сложно в какой-то степени. Человечество не было готово к этому. Затем появился ближневосточный респираторный синдром, MERS-CoV, который до сих пор находится в обществе и периодически проявляется также с поражением легочной ткани и очень повышенной летальностью.  

Сейчас появился уже новый вирус, это тот же SARS-CoV, но имеет где-то 79% от того генетического материала, который был в 2002 году. Это уже более «модернизированный» вирус, его классифицируют как SARS-CoV-2. Заболевание, которое он вызывает, называется COVID-19. Для него характерна большая распространенность, очень быстрое поражение тканей - поражаются клетки-«мишени», который располагаются в легочной ткани, желудно-кишечной, в сердечной ткани, поражается ЦНС. Эти клетки-«мишени» имеют рецепторы, к которым вирус может присоединяться и проникать в них. Более всего к вирусу восприимчива легочная ткань.  

- Изменилось ли что-то в проведении диагностики заболевания с того времени, как в регионе были выявлены первые больниые? 

- В самом начале по линии Роспотребнадзора была разработана тест-система. Там начала работать лаборатория, поэтому здесь мы забирали материал для исследования и отвозили его туда. При положительном результате оттуда отправляли либо в Новосибирск, либо в Москву на подтверждение. Когда начало увеличиваться количество людей на исследование в лаборатории, начали проводить исследования в переоборудованной лаборатории учреждения. Также лаборатории ПЦР-диагностики были развернуты еще в шести медицинских организациях.  Параллельно начали диагностику с помощью компьютерной томографии. Иногда даже при отрицательном результате анализа мы видим картинку, которая показывает, что здесь вирусное поражение. Но атипичное поражение может быть вызвано не только COVID -19, пневмония, к примеру, может быть вызвана вирусом свиного гриппа, поэтому важна комплексная диагностика. 

- Как проходит лечение этого заболевания и в чем особенности его течения? 

- На начало распространения заболевания уже был опыт китайских и европейских врачей, на их опыте и наблюдениях наших ученых Минздравом РФ были разработаны рекомендации лечения. Тогда были первые рекомендации, сейчас мы уже работаем с седьмыми. Препаратов этиологической направленности в отношении SARS-CoV-2 пока нет, мы ждем их. Используются препараты патогенетического действия, направленные на процессы поднятия защитных сил организма, на то, чтобы препятствовать проникновению вируса в клетки-«мишени» и ослабить его рецепторы. Плюс выяснилось, что такие больные требуют очень много кислорода, и губернатором были приняты беспрецедентные меры: быстро были найдены средства, и у нас, а также в ряде других больниц были сделаны дополнительные точки для подачи кислорода. Усилена кислородная подстанция - раньше мы привозили баллоны, сейчас у нас имеются резервуары с кислородом.  Также мы оборудовали 205 дополнительных точек для подачи кислорода. Это была серьезная, сложная работа, но мы справились. Благодарность правительству региона, а также строителям, кто провел эти работы. 

Вообще стоит отметить, что за эти несколько месяцев была проделана огромная работа. Минздрав очень быстро реагировал, выпускал новые рекомендации, препараты быстро поступали в больницы, был налажен выпуск СИЗ, налаживается производство отечественных лекарств. Мы лечим на международном уровне. 83% больных у нас выздоровели. Из их числа при добровольном согласии выбираются доноры, которые сдают кровь для получения плазмы, антитела которой мы добавляем в организм больных.  Получается такая пассивная вакцинация. Но этот метод лечения используется не в каждом случае, мы не вводим плазму, как только человек заболел, потому что, вероятно, он может победить инфекцию без донорских антител, мы наблюдаем за тем, как развивается заболевание. Оно до конца не изучено, есть много всяких нюансов. Анализируем каждый случай и стараемся найти золотые рецепты, когда при определенных состояниях нужно то или иное лекарство, тот или иной способ лечения.  

- Почему возрастные пациенты в группе риска? 

- Часто они имеют приобретенные заболевания - диабет, гипертонию и так далее. Вирус на фоне них чувствует себя вольготнее. В таком организме он является триггерным фактором, который запускает патологический процесс и ухудшает течение тех заболеваний, которые у пациента есть. Например, при имеющемся заболевании сердечно-сосудистых системы человек может умереть не от ковида, а от сердечно-сосудистого заболевания, потому что вирус спровоцировал его развитие. Если за счет иммунной системы организм держал баланс, то когда приходит вирус, иммунная система уже не так работает, и процесс начинает развиваться в худшем варианте. 

- Есть ли случаи, когда очень «тяжелые» возрастные пациенты с сопутствующими заболеваниями выздоравливали? 

- Было несколько случаев. У нас была одна пациентка в возрасте, которая месяц находилась на ИВЛ, но мы сумели все-таки ее «вытянуть». Очень многое зависит и от самих пациентов - важно, чтобы человек не терял надежду, оставался оптимистичным. Она верила, что все будет хорошо, и закончилось все хорошо. При этом заболевании все зависит от того, как быстро человек обратится за помощью. Сейчас при амбулаторном приеме пошли на то, что если человек обращается с температурой, то в первую очередь у него врач подозревает именно это заболевание и тактику свою строит именно на том, чтобы исключить это заболевание. Или если он сомневается, уже на амбулаторном этапе, назначается лечение против COVID-19. Тогда пациент будет реже доходить до госпитальной койки. 

- Некоторые учреждения перестроили график работы: к примеру, сначала сотрудники две недели работают, потом тут же проходят карантин, и практически не бывают дома... 

- Мы не пошли по этому пути. Все, кто работает в красной зоне, затем выходят, обрабатываются. У нас сделаны шлюзы измерения температуры. Если все в порядке, медики могут идти домой при наличии условий самоизоляции. Но в то же время мы организовали общежитие на базе дневного стационара, там есть блок питания, душевые, если у кого-то нет возможности изолироваться, если он чувствует, что может представлять угрозу для своей семьи, то они могут жить там. Несколько человек у нас воспользовались этой возможностью. 

- Как в этом году отмечали День медицинского работника? 

- Мы должны соблюдать изоляцию. Сейчас не такого, чтобы собирались в актовом зале, как раньше, все более скромно. Раздали грамоты, поздравили. Сейчас время такое, и все это понимают. 

- Вас приставили к высокой государственной награде - Ордену Пирогова. Как к этому отнеслись, когда узнали? 

-Это очень большая честь, я не ожидал, честно говоря, очень признателен правительству, и министерству здравоохранения. Это наша работа, мы работаем и не думаем, будет награда, не будет награды. У нас есть задачи, мы должны их выполнить.  

- Сколько всего через КИМ прошло ковидных больных? 

- 1590 человек. 1324 выздоровели. Умерли 28 человек от COVID-2019. На лечении 268 человек с этим заболеванием.  

- Следует ли ожидать еще одну волну подъема заболеваемости? 

- Каждая волна возникает от того, как ведет себя население. Постоянно говорим - соблюдайте самоизоляцию. Вирус со временем подвержен мутациям, когда происходит «пересев на другую питательную среду». Если эта питательная среда не очень благоприятна, если иммунная система сильная в этом организме, то оттуда вирус более ослабленный, потому что он имеет центр патогенности, и со временем этот центр начинает меняться. Почему некоторые страны пошли по следующему пути: решили, что переболеет население, и тогда естественная иммунизация наступит? Они ждали, что вирус потеряет свою патогенность за счет мутаций, но, попадая в возрастную среду, он только крепнет. Сейчас появилась информация, что в Китае более усиленный вирус поступил снова. Лучше все-таки соблюдать меры безопасности, не нарушать их. Иногда подъемы есть, мы видим по лабораторным исследованиям, но в целом процесс нормализуется. Думаю, что те мероприятия, о которых мы говорим,  нужно соблюдать. Тогда мы спокойно придем к хорошему Новому году.

Хочу сказать спасибо всем медицинским работникам, которые участвуют в борьбе с коронавирусом. У нас вся медицина поднялась и работала самоотверженно, и вся эта ситуация показала, что в стране и в Пензенской области медицина на должном уровне.