Насколько я помню, в 90-е годы прошлого века комфортным внутридворовым пространством считались две лавочки около подъезда. В начале 2000-х - чем больше парковочных мест, тем лучше. В каком направлении сейчас мыслят архитекторы, перед которыми стоит задача обустроить двор?

Антон Белов, архитектор, сооснователь бюро «Вещь!»: Сегодня современный двор – это двор, куда автомобили не заезжают, они так и называются «Дворы без машин». В Пензе тоже начинают появляться такие дворы. Парковки для автомобилей устраиваются по внешнему периметру и под землей. А чтобы старые дворы полностью не превратились в парковку необходимо развивать общественный транспорт, давать людям альтернативу.

Евгений Кутай, архитектор, сооснователь бюро «Вещь!»: То, к чему пришли в густонаселенных городах. У них для застройщика есть ограничения по максимальному количеству парковочных мест. Хочешь меньше – пожалуйста. Дело в том, что для гармоничного развития города необходима определенная плотность среды. Инфраструктура для личного транспорта наоборот делает городскую среду рыхлой и нездоровой: расширяются дороги, увеличивается площадь парковок, соответственно, уменьшается озеленение, город «расползается», становится неудобным для пешеходов. Это заставляет больше людей пересаживаться на личный транспорт, вызывая тем самым опять необходимость расширять дороги, создавать парковки. Это замкнутый круг, потому что инфраструктуры никогда не хватит. Кроме того, автомобилизация связана с неприятными моментами: загрязнением воздуха, смертностью в результате ДТП, уменьшением подвижности. Поэтому в городах в первую очередь необходимо развивать общественный транспорт, делать удобные маршруты, выделенные полосы, ограничивать пользование личным транспортом. Европейцы еще в середине ХХ века успели залить свои центры асфальтом, сейчас они тратят большие средства на то, чтобы вернуть пешеходную инфраструктуру зелень и трамваи.

Антон Белов: Регионы у нас всегда тянутся за Москвой. В Москве появляются и реализуются передовые для России идеи. Так вот в столице сейчас модно отказываться от личного автомобиля. Я слышу об этом то тут, то там на различных архитектурных, градостроительных профессиональных форумах. Людям дали удобную альтернативу. Это развитый общественный транспорт, одно из лучших метро в мире, развит каршеринг, такси. Поэтому нет необходимости содержать личный автомобиль, платить за него налоги, обслуживать его, оплачивать платные парковки, стоять в пробках и искать и покупать места, где автомобиль ставить и хранить.

Вы описали некую идеальную, да еще и московскую картинку.

Евгений Кутай: Москва 10 лет назад представляла собой гигантскую пробку с парковками на тротуарах. Когда в центре начали расширять тротуары, сужать дороги, вводить платные парковки, создавать выделенные полосы для общественного транспорта, благоустраивать общественные пространства, горожане возмущались, что Москве не подходят европейские методы. Но в результате реконструкции Москва стала городом, по которому приятно гулять и, кстати, стало меньше пробок. Сейчас по таким же принципам реконструируются окраины Москвы. У Пензы другого, особого пути нет на самом деле. Сколько мы будем петлять, прежде чем выйдем на него, это вопрос. Может быть пять лет, а может пятьдесят. Бренд «Дворы без машин» в Пензе уже начал раскручиваться. В ЖК «Олимп» строительной группы «Рисан» будем реализовывать благоустройство в следующем году - там планируется сделать двор без машин. Еще у одного застройщика есть аналогичные планы.

Антон Белов: Мы коснулись автомобилей, потому что наиболее яркая проблема — это заставленные машинами дворы. В нормальном дворе, прежде всего, должно быть озеленение, должны расти деревья. В 2000-х жилые комплексы сдавали - а я жил на Ладожской - так во дворе ни одного дерева не было.

Евгений Кутай: В центре, на Куйбышева точно такая же история была. Жители сами деревья сажали, но почва была настолько «удобрена» строительным мусором, что прижились единицы. К счастью, сейчас и в Москве, и в Пензе пришли к тому, что надо сажать сразу высокие деревья, а не ждать, когда вот эти тонкие палочки вырастут.

Какие-то улучшения можно заметить сейчас в новых жилых комплексах от крупных застройщиков, но на большей части Пензы проблемы 2000-х никуда не делись.

Евгений Кутай: По большей части да. И у крупных застройщиков до недавних пор было аналогичное отношение к внутридворовым территориям. Оно начало меняться несколько лет назад. Пионером стал ЖК «Фаворит», благоустройством дворов занимается АБ «ВЕЩЬ!». В дворе, который открыли в этом году, посажены высокие деревья с хорошо развитой кроной.

Антон Белов: Сам застройщик их купил и посадил.

Евгений Кутай: Это, конечно, дорого. У нас нет нормальных питомников в Пензенской области. Да и в Москве их долгое время не было, деревья привозили из Германии. А в СССР они были, но в девяностые и нулевые оказались никому не нужны, все забросили. Сейчас появляются в Москве, Тюмени, Казани. В Пензе тоже надо наращивать базу. На улицах становится все меньше деревьев, а те, что есть, посажены еще в 60-х годах - их возраст подходит к критическому.

Какова, на ваш взгляд, главная проблема организации внутридворового пространства в Пензе прямо сейчас?

Антон Белов: Как раз парковки, о которых мы говорили.

Евгений Кутай: И озеленение, но в него не все способны вложиться.

Антон Белов: Казалось бы, просто большое дерево, но стоит такое около 200 тысяч рублей.

Евгений Кутай: Это совсем крупное, взрослое. На Тверской в Москве такие сажали, по 10 метров высотой. Можно найти моложе и ниже значительно дешевле, но все равно получится достаточно дорого.

Во дворах старого типа реально создать комфортное пространство?

Евгений Кутай: В принципе, уже сейчас оно кое-где достаточно комфортное, потому что там есть взрослые деревья, часто жители сами обустраивают цветники, следят за состоянием скамеек. На Западной поляне, например, совершенно шикарные гигантские дворы.

Антон Белов: Я сейчас живу на улице Суворова, там «брежневки», квадратные и большие дворы. Между домами полоса, засаженная деревьями. Просто лес, мне очень нравится.

Евгений Кутай: В таких дворах, как правило, какие-то базовые вещи не решены, мощение дорожек, например. Есть тропиночная сеть, но нет твердого покрытия, нет нормальных скамеек.

Антон Белов: Для начала в старых дворах надо прибраться. Где-то сухие деревья ломаются и падают — надо высадить новые, детскую площадку обновить, тротуары, если разрушились, замостить, устроить освещение.

Евгений Кутай: На глобальные изменения денег нет, но иногда и то, что делается, удивляет. Благоустройство дворов по программе «Комфортная среда» как правило, сводится к просто асфальтированию, причем не исправляются сложившиеся планировочные проблемы, например, проезды, которые вплотную примыкают к фасадам и дверям подъездов или асфальт появляется там, где им никто не пользуется. Малые архитектурные формы тоже вызывают вопросы.

Антон Белов: Надо чтобы сначала архитектор сделал проект, а потом делать благоустройство. Чтобы не возникали непонятные куски асфальта во дворе.

Евгений Кутай: Недавно был на Ставского, рядом со лицеем №2 сделали парковку — карманы глубиной 10 метров. Там одна машина за другой может стоять, можно было в два раза меньше сделать. Как это вообще? Как ей пользоваться?

В условиях какого типа застройки удобнее создавать комфортную среду — квартального или микрорайонного?

Антон Белов: Современные теоретики все больше «топят» за кварталы.

Евгений Кутай: У нас в центре города все давно перемешалось. Нет в Пензе определенного типа застройки. В чем особенность квартала? Это застройка, по периметру которой с внешней стороны проложены дороги. Микрорайон - это большая территория в несколько десятков гектар, ограниченная магистралями, вглубь микрорайона заходят проезды к домам. В СССР при автомобилизации десять машин на тысячу жителей микрорайон был безопасным практически пешеходным пространством. А сейчас эта схема не работает. С возросшей автомобилизацией и маленькие проезды для временного пользования превратились в улицы с оживленным движением прямо за дверью подъезда. Непонятно — это еще двор или магистраль? Плюс сейчас устанавливают заборы вокруг домов и школ, это ухудшает связность микрорайона и возможность в нем ориентироваться. Сейчас архитекторы приходят к тому, что кварталы по ряду позиций лучше микрорайонов. Это не отменяет комплексного развития: например, можно взять территорию, которая по своему масштабу будет как микрорайон, но внутри него соблюден квартальный принцип застройки. В квартале четко разделено пространство на уличное - общественное и дворовое - приватное. Двор можно сделать тихим, пешеходным. В квартальной застройке длиннее уличный фронт и, соответственно, больше помещений для магазинов, кафе, офисов, студий, то есть организуется более насыщенная среда.

Как потенциальные покупатели квартир в новых жилых комплексах будут реагировать на дворы без машин?

Антон Белов: Думаю, что будут рады. Дело в том, что в проектируемых нами дворах нельзя будет заехать на машине во двор, но если ты купил диван и хочешь подвезти его поближе к подъезду, можно подъехать со стороны улицы и внести его в сквозной подъезд. Отмечу, что для спецтехники — пожарных и «скорой» - заезд во двор предусмотрен.

Какой свой проект вы считаете самым удачным?

Антон Белов: Из уже реализованного ЖК «Фаворит». Там мы создали разные по функционалу дворы.

Евгений Кутай: В этом году открыли двор со сценой для небольших праздников. Есть спортивный двор с полем и трибунами. Есть детский двор, есть двор, в котором можно кататься на электрических машинках и велосипедах. Естественно, в каждом дворе есть набор «стандартных» функций, но одна из функций в каждом дворе превалирует.

Как решается проблема вандализма?

Евгений Кутай: Есть управляющая компания, которая следит за порядком. В Москве, например, все функционирует даже в старых, общедоступных дворах, а там такие же люди живут.

Влияет ли вновь созданное вами внутридворовое пространство на сознание людей?

Антон Белов: Есть много исследований о влиянии архитектуры на человека: одни доказывают, что она влияет, другие - нет. На мой взгляд, если человек растет в красоте, у него формируется вкус и все будет в порядке в плане бережного отношения к вещам.

Евгений Кутай: Сейчас многие покупают квартиры в жилых комплексах в том числе из-за комфортных дворов. Не будут же эти люди себе жизнь портить.

А если организовать такое пространство во дворах старого типа, его будут беречь?

Евгений Кутай: Важно, чтобы двор был интересен многим - разным людям по социальному положению, по возрасту, по интересам.

Антон Белов: В таком случае в нем всегда будут жители, в такой обстановке вандализм совершить трудно.

Евгений Кутай: Когда мы делали «Парк времен» в Арбеково, нам тоже говорили, что это опасное темное место. Мы предусмотрели освещение, детскую площадку, другие зоны отдыха, и людей стало гораздо больше.

Антон Белов: И в 11 вечера в парке много людей, даже и с детьми гуляют допоздна. Всем есть чем заняться. Вместо того, чтобы что-то ломать подростки занимаются на турниках, играют на спортивной площадке, раскачиваются на качелях.

Как вы относитесь к инициативам жильцов украшать свои дворы произведениями самодельного творчества?

Антон Белов: Вы про лебедей из покрышек? Я смотрю на это с юмором. Мне нравится, это весело, интересно - такой своеобразный вид искусства. Рассматриваю это как этап на пути к чему-то лучшему. Один лебедя сделал - другой хочет что-то получше смастерить.

Евгений Кутай: Как раз в этом проблема, что повторяют за соседом, ничего нового. Отчасти, покрышки не выбрасывают из соображения «не пропадать же добру». Благо теперь и в Пензе есть организации, которые перерабатывают покрышки, из них делают резиновое покрытие для детских площадок. На самом деле много возможностей «партизанского» бюджетного благоустройства. Взять куб дерева, наделать лавок или использовать доски паллет.

Если нет средств, но есть желание - с чего вы посоветовали бы жителям начать обустраивать свой двор?

Антон Белов: Где машины на открытый грунт ставят, насыпать щебня. Не мусорить, бычки не бросать.

Евгений Кутай: Насыпать щебня — это опять же про деньги. Вот у старшего поколения есть дачи. Они могут оттуда саженцы привезти и посадить около дома. Во дворах на улице Куйбышева есть очень крутые клумбы, сделанные по современным стандартам. У нас Горзеленхоз так не работает, как жители некоторых домов. И двор выглядит уже хорошо. Из конструкций можно поискать деревянные поддоны, паллеты из хороших пород. Из таких можно что-то сообразить. Много артефактов из предыдущих эпох. Например, упоры старых скамеек, где досок нет. Можно восстановить, если есть желание.

Во дворах сейчас ставят типовые детские площадки. Насколько они, на ваш взгляд, хороши и какими в идеале должны быть?

Евгений Кутай: Не очень хороши, но понятно, что средств на это выделяется немного.

Антон Белов: Эстетически они выглядят плохо — очень аляповатые, не сочетающиеся цвета.

Евгений Кутай: Люди покупают то, что дешево, а производитель предлагает им соответствующие варианты. Сейчас их потихоньку учат делать что-то приличное: застройщики уже не хотят покупать цветастые площадки, производители перестают красить все в клоунские цвета. Может и появятся скоро дешевые позиции, которые будут нормально выглядеть.

Антон Белов: В ЖК «Фаворит» сделали детскую канатную дорогу. Это уже новое оборудование.

Евгений Кутай: Есть уличные батуты, в том числе встроенные в покрытие. Даже из типовых вещей можно выбрать разнообразное оборудование, не сильно удорожая смету. А сейчас в Пензе часто монтируют площадки для дошкольников, совсем дешевые.

Антон Белов: Надо ставить оборудование для всех возрастов, чтобы всем во дворе было интересно.

Евгений Кутай: К сожалению, сейчас все детское и спортивное оборудование должно быть сертифицировано. В советское время игровые городки могли делать и сами жители. Сейчас много случаев сноса самодельных площадок, насколько бы они не были хорошими и интересными. А покупать что-то оригинальное, но сертифицированное, в разы дороже, чем стандартное.

Вы создали свой идеальный двор в Пензе или еще нет?

Антон Белов: То, что мы сделали, еще не предел наших возможностей. Мы стараемся сделать каждый новый двор лучше предыдущего. Нет такого, чтобы мы придумали один, и тиражировали его в разных местах. Постоянно изобретаем что-то новенькое, потому, наверное, без работы и не сидим. Но важно помнить, что двор является неотъемлемой частью города и все городские проблемы, особенно транспортные, так или иначе будут распространяться и на дворовое пространство. Проблему нужно решать комплексно.