- Алексей Евгеньевич, в какой момент жизни Вы для себя решили, что станете следователем?

Профессия следователя была для меня всегда в приоритете. Еще со школы я понял, что буду следователем, и планомерно к этому шел. Я, конечно, не думал, что буду работать именно в Следственном комитете, но то, что я сюда попал, вполне закономерно. Я закончил Пензенский госуниверситет и во время прохождения практики попал в следственный отдел по Октябрьскому району города Пензы регионального следственного управления. Когда меня закрепили за следователем, осознал, что мне эта работа действительно интересна.

Реальность не разочаровала. Меня посвящали в суть работы, я выезжал на происшествия, старался извлечь для себя как можно больше, приобрести полезные навыки, которые затем пригодятся в работе. Впоследствии стал общественным помощником и, наконец, в канун нового 2014 года, 30 декабря был назначен следователем следственного отдела по Октябрьскому району города Пензы следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Пензенской области. Затем был переведен на должность старшего следователя указанного отдела.

- Сложно было в начале работы?

Работа следователя скрупулезная, энергоемкая, непростая. Приходилось тратить много личного времени, жертвовать им ради работы. Но в то же время это интересная работа, которая приносит радость от осознания того, что твой труд, твои способности приносят пользу обществу. Мне нравилось и нравится работать. Я получал от этого удовольствие, и поэтому трудности достаточно легко преодолевались.

- Работа следователя отличается от того романтического образа, который может сложиться у человека после просмотра многочисленных сериалов на эту тему?

- К сожалению, мне трудно ответить на этот вопрос, так как сериалы я не смотрю. Честно говоря, я телевизор крайне редко включаю, не помню даже когда и какой я последний сериал про следователей видел. В тех сериалах, которые смотрел в детстве, чаще всего показывали не работу следователей, а оперативных сотрудников. А в реальности, конечно же, все совсем иначе. Мы не сыщики, наша работа по большей части идет в кабинете, это работа больше касается аналитики.

Мы не задерживаем собственноручно преступников, мы работаем над раскрытием уголовных дел, наша задача - установить все факты и обстоятельства совершения преступления.

- Если не смотрите телевизор, то как отдыхаете?

- Свободное время стараюсь целиком посвящать семье, родителям, супруге. Это прогулки, спорт, но никак не лежание на диване перед телевизором. На это тратить свое время, считаю. бессмысленно.

У нас ненормированный рабочий день, очень часто засиживаешься на работе, поэтому при таком графике учишься ценить свои свободные часы и понапрасну их не тратить.

- Свое первое самостоятельное дело помните?

- За время работы через мои руки прошло немало самых разных дел, все уже трудно вспомнить. Сначала молодым следователям ничего серьезного, конечно же, не поручали. Давали поднабраться опыта, потом, спустя два месяца, в моей практике появилось расследование первого серьезного дела. Это было причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. 18 -летний молодой человек причинил тяжкие телесные повреждения более взрослому гражданину, в ходе возникшей ссоры. В соответствие с приговором суда виновный получил 7,5 лет колонии строгого режима.

Впоследствии квалифицировался на делах, совершенных несовершеннолетними или совершенных в отношении несовершеннолетних. Было много уголовных дел по факту сбыта и хранения наркотических средств.

- Среди ваших коллег есть те, кто не выдерживает темпа работы и нагрузок и уходят на более легкую работу?

- Те, кто приходит работать в Следственный комитет, знают, куда идут, знают специфику работы. Сначала они становятся помощниками и в полной мере могут оценить все сложности и сделать соответствующие выводы. Они видят, что работать приходится со сложным контингентом, с рецидивистами, которые не раз отбывали заключение в местах лишения свободы, что необходимо выезжать на места происшествия по сообщениям о смерти граждан. Они проходят это сито. Поэтому случайные люди, как правило, следователями не становятся.

- Вам приходилось расследовать дела, связанные с убийствами, а теперь Вашей специализацией являются дела коррупционной направленности. Что тяжелее расследовать?

- У каждого уголовного дела своя специфика. В каждом направлении есть свои сложности, зависит от количества эпизодов. В моей практике самым сложным было дело, связанное с насильственными действиями сексуального характера. Когда на территории Октябрьского района гражданин представлялся тренером и заманивал детей в заброшенное здание. Было 14 потерпевших, и к каждому нужно было найти свой подход, очень сложно было разговорить детей, убедить их давать показания.

- Сложно ли сохранить беспристрастность в особенности при расследовании дел такого рода?

- Нет, это профессиональная привычка оставлять «личное отношение» за порогом. Здесь ты следователь, ты обязан, защищая права потерпевших, соблюдать права подозреваемых - это необходимое требование. Закон для всехедин, даже для тех, кто совершил преступление. Это этика следователя — относиться беспристрастно к подозреваемому, что бы он не совершил.

- Сейчас уже в должности заместителя руководителя отдела процессуального контроля Вы работаете с преступлениями коррупционной направленности. Расскажите об этом направлении деятельности. Ведь нередко подозреваемыми становятся люди при должностях, как в народе говорят, «непростые». Это правило распространяется и здесь?

- Для нас не важно, какую должность занимал или занимает подозреваемый. Если он нарушил закон, он должен ответить в меру своей вины. И само количество так называемых «резонансных» дел об этом свидетельствует. Перед законом все равны.

- Работы у вашего отдела много?

- Хочу отметить слаженную работу всех силовых ведомств, благодаря которой с каждым годом нам удается выявлять и раскрывать все больше дел коррупционной направленности. Статистика говорит сама за себя.

(Справка портала «Пенза-Взгляд»: за истекший период 2019 года возбуждено 34 уголовных дела коррупционной направленности (2018 год — 20). В истекшем периоде 2019 года окончено 26 дел коррупционной направленности (2018 год-18).

- А все-таки, какая сфера жизни является самой коррумпированной? Чиновники?

- Я бы так не сказал, просто коррупция напрямую связана с теми возможностями, которыми располагает человек в силу занимаемой должности. А если говорить о сферах деятельности, то самое большое количество коррупционных нарушений зарегистрировано в сфере образования и среди сотрудников правоохранительных органов.

- Не бывает такого, что учителя попадают в поле вашего зрения за коробку конфет, подаренную родителями?

- Такого не бывает, во всех случаях, которые мы расследовали, речь идет о достаточно крупных суммах.

- Многие граждане, у которых вымогают взятки, убеждены, что по-иному вопрос не решить. Что, если вымогатель занимает высокую должность и поделать ничего нельзя.

- Это в корне неправильная точка зрения. Еще раз повторю — перед законом все равны. Неважно, какой пост занимает чиновник, если он пошел на поводу у своей жадности, он должен понести ответственность и он ее понесет. А поэтому так важно не идти на поводу у мздоимцев, а сразу обращаться в правоохранительные органы и непосредственно в Следственный комитет. Важно помнить, что нарушает закон не только тот, кто берет взятку, но и тот, кто ее дает.