- У Вас одна из последних картин называется «Успей загадать желание»…

- Да, это одна из тех работ, которые вот только закончила. И ее сразу купили - только высохла, прошло дня два, и я ее отправила во Владивосток.

Успей загадать желание

- Ранее в одном из интервью Вы говорили, что Ваши картины охотно покупают эмигранты. А еще кто?

- В основном это Москва – 90% покупок. Я очень рада, когда покупают люди из других городов – в этом году у меня прибавился Кисловодск, Владивосток, Томск. Как правило, покупатели – это женщины. В большинстве это люди моего поколения, потому что я пишу о том, что меня впечатлило в детстве, это же их впечатлило.

- Так вот о желании… Что бы Вы загадали в эту новогоднюю ночь?

- В последние годы у меня остро стал вопрос об идеях картин, сюжетах. Раньше у меня была полна голова, я параллельно писала 3-5 картин, только успевала все это из себя вынимать и на холст «складывать». Но любые источники исчерпаемы. Бывают грустные времена, когда я вообще не могу придумать ни одного нового сюжета. Это ужасно, потому что картины - это моя жизнь. Самое большое мое желание – чтобы не иссяк мой источник.

Через ручей

- Когда совсем сил нет, источник высыхает, как находите сюжеты?

- Ползу и работаю. Сейчас, когда нет новых сюжетов, я начинаю вспоминать старые, перерабатывать их, с другого ракурса на них смотреть. Лет 10 назад было неприемлемо, но сейчас я думаю – это же мои сюжеты, это же я придумала. Сейчас жизнь у меня стабилизировалась, это какое-то счастье. У меня с октября новогоднее настроение. В этом году вовремя выпал снег, выхожу из дома и просто радуюсь, аж душа поет – снег идет, снежинки так красивы, так совершенны. И новые сюжеты появились, в том числе и «Успей загадать желание». Картина очень дорога тем, что это новый сюжет. Сначала у меня должна была быть одна девочка, потом думаю: как это она одна? Вторую нарисовала, потом думаю, нет, надо еще третью.

- Любите зиму?

- Я зимой люблю зиму, весной – весну, осенью - осень. Я очень комнатный человек, не люблю мерзнуть, я люблю любоваться. В прошлом году женщина заказала повтор одной картинки – вот у меня окно, из него открывается красивый вид на частный сектор, и я ставлю на окно шиповник в вазе, красиво получается. Мне для сюжета надо, чтобы шел снег. Он не идет, я думаю: «Ну ладно, что я - сама не нарисую что ли?» Не могу. Надо, чтобы шел снег за окном. Так женщина у меня два года ждет эту картину.

Зачарованные снегом

- Что еще может повлиять на творческое состояние?

- Здоровье. Но я знаю, что работа – лучшее лекарство. Даже если плохо  себя чувствуешь, приползешь в мастерскую, заставишь себя что-то поделать. Глядишь, как-то и распогодилось. Нет, ну что кроме самой себя может повлиять? У меня все условия. Я живу в 15 минутах ходьбы отсюда. Мастерская у меня прекрасная, материалы есть. Сейчас, правда, холст у нас исчез в магазинах, кошмар какой-то. Купила обычный в тканевом магазине, правда, какой-то редкий, желатином грунтовала. Нет холста… Так в 90-е было. На шторках рисовали, на простынях, на скатертях, на всем подряд.

- Говорите, когда нет вдохновения, все равно нужно приходить и заставлять себя работать…

- Есть такая фраза, может, она кого-то обидит, но это не я придумала, где-то услышала и полностью согласна: по вдохновению работает дилетант. Когда у человека хобби, тогда ты ждешь вдохновения, не дождался - и ладно, а дождался - слава Богу. А профессионал должен работать всегда. И я работаю. Второе мое глубочайшее убеждение – Бог дал тебе, ты это должен отработать. Бывают, конечно, обстоятельства выше тебя, но нужно приходить и работать.

- А сам Новый год любите?

- Очень люблю ощущение, ожидание. В сам праздник я могу прекрасно на диване одна посмотреть телевизор. Это не суть – как, с чем, что. Мне очень нравится предвкушение Нового года. Не люблю первое января, ненавижу. Сказка заканчивается. Пустой город, хмурые лица, опухшие какие-то (смеется).

- Если оценивать уходящий год, то каким он был в творческом плане?

- У меня большая печалька – по количеству сюжетов и количеству готовых картин я иду на убыль, я думаю, это в силу возраста. Если раньше, лет до 45, у меня количество картин было стабильно вокруг цифры 50 -  я не беру в расчет этюды, натюрморты, то сейчас у меня все свелось к 20 картинам за год. Это меня очень печалит. Из позитивного - в этом году я съездила на пленэры. Один из них прошел в Нагорном Карабахе – навряд ли я еще когда-то туда попаду, это очень далеко, сначала добираешься до Еревана и от него еще девять часов по горному серпантину. И все дни, что ты там рисуешь, в голове живет мысль о том, что тебе еще обратно по этой дороге возвращаться (смеется). Но все равно это было безумно интересно в творческом плане. Там время будто остановилось. Женщины в халатах на пуговицах, мужчины в трениках и майках. Под тутовым деревом сядут и никуда не торопятся, хорошо… Также был пленэр в Чувашии. Тоже очень интересно, потому что вторая часть пленэра проходила в Чебоксарах, а городские пленэры – это редкость.

Осень в городе

Я потом приехала в Пензу, уже здесь что-то как-то компануешь, смотришь. Но свой город всегда под рукой, все время откладываешь работу. А сейчас старый образ города уходит, он не лучше, не хуже, он другой. И конечно, зафиксировать это в живописи интересно.

Провела персональных три выставки. За одну сама себя очень уважаю, потому что меня пригласил с персональной выставкой государственный музей Аркадия Пластова в Ульяновске, это большая честь, потому что, как говорят работники музея, там только народные художники выставляются.

- Вы несколько лет назад говорили, что в Пензе есть большая проблема с выставочными залами. Ситуация не изменилась?

- Нет, не упал с неба на нас никакой выставочный зал. Конечно, мы сотрудничаем с картинной галерей, но у них свой план работы, свои выставки. Уже три года переносится выставка «Есть город на земле», прекрасная тема, у каждого художника есть что показать. Но в силу того, что мы не помещаемся, этой выставки нет.

Куда-то приезжаешь на пленэр, другие художники говорят – давайте обмениваться картинами, устраивать выставки. Мы говорим – мы-то вам дадим наши картины, но у нас нет зала, куда поставить ваши работы. Это, конечно, беда и срамота, мы единственный областной центр без своего выставочного городского зала. Единственный в России. Я думаю, если бы у нас существовал зал в центре города и там бы проходили зональные и российский выставки, у нас бы люди другими были. Может, это крупинка бы была, но это была бы крупинка изменения сознания людей.

Другие работы Натальи Сюзевой Вы можете посмотреть здесь.