- Чья была идея создать «Freeвольных?» 

-Моя. Я с детства занимался музыкой, окончил музыкальную школу, правда, по классу трубы. Играть на гитаре научился уже самостоятельно. Вместе играем уже почти три года, но как группа оформились в 2016 году. 

- Всегда было интересно, как группы пишут слова, музыку к своим песням. Вы сами этим занимаетесь или кому-то заказываете? Неожиданно приходит вдохновение? 

- По-разному. Иногда думаешь о какой-то теме, которая тебя волнует, сидишь с гитарой, и в этот момент, пока ты разминаешься, играешь, в голову может прийти какая-то мелодия. Или занимаешься делами, думаешь, и может родиться текст. Лучше, конечно, когда и слова, и музыка появляются в одно время. Так начинается процесс написания. Он может не пойти сразу, может ничего не получиться, ты все переделаешь несколько раз и пошлешь к черту, но потом вновь берешься за это. Я пишу, потом мы это обсуждаем с моим ближайшим соратником Олегом, приходим на точку, где идут репетиции, там уже подключаются остальные участники группы, барабанщик что-то добавляет от себя, и так постепенно рождается композиция. 

- А почему «Freeвольные»? 

-На самом деле мы довольно долго обсуждали, как назвать наш коллектив, иногда приходили какие-то названия, но они отсеивались, потому что такие группы уже существуют. Мы все-таки играем достаточно свободную музыку, поэтому решили, что это должно быть как-то связано с понятием «свобода», а фривольные – это те, кто имеет даже некий ее избыток. 



- А В Пензе есть еще группы, которые играют в том же стиле? Как к конкурентам вообще относитесь? 

- Есть, их довольно много. К другим коллективам относимся прекрасно, играем совместные концерты, причем даже не на разогреве, а на равных условиях. 

- Кто обычно приходит на ваши концерты? Только молодежь?

-Нет, не только. Бывает по-разному, в основном, зависит от того, с кем играем, так как пока наша программа не тянет на двухчасовой сольный концерт. Часто случается так, что приходят люди в возрасте за тридцать, хотя, конечно, в основном аудитория – люди в возрасте 20-25 лет. 

- А ваша деятельность больше коммерческая или все же для души? 

- Интересный вопрос. В первую очередь, мы себя выражаем через эти песни, каждый из нас вкладывает в них частичку себя, мы растем в музыке, текстах, недавно даже записали альбом и, естественно, хотим получать отдачу, энергию от зала, и, конечно приятно, когда все это подкрепляется финансами. 



- Были ли когда-нибудь конфликты в группе? 

- Ну конечно были, как и в любом коллективе. Чаще всего они касаются музыки и песен, но мы стараемся как-то сгладить их, решить так, чтобы никого не оставить обиженным.  Это нас закаляет. 

- Какие темы в песнях затрагиваете? 

- Как правило, социальные, но есть те, в которых и смысла-то особо нет (смеется). Они просто для того, чтобы повеселиться, покайфовать, потанцевать. 

- Первый раз на сцену было страшно выходить? 

- Волнение всегда присутствует, ведь в зале находятся люди, которые до этого никогда не слышали наших песен, и ты не знаешь, как они это воспримут. Они будут как-то реагировать на исполняемое, но вот как - большой вопрос. Однажды к нам после концерта подошел нетрезвый мужчина и заявил, что песни у нас, мол, для девчонок. Мы попытались у него выяснить, что это значит, но в силу своего состояния ответить он нам не смог.

-Как относитесь к критике своего творчества? 

- Мы ее приветствуем, она нам очень помогает расти.

- А бывали какие-то неприятные случаи на концертах? 

- Бывают почти всегда. Как-то у нас так получается - то провод отойдет, то что-то сломается. На одном из последних концертов, когда оторвался ремень с креплением на гитаре, я никак не мог играть стоя. В итоге половину концерта мы пытались спасти ситуацию – то бумажек туда напихаем, то деревяшку подложим, но это не помогало, и через полпесни гитара снова лежала на полу. Пришлось сесть на стул и доигрывать сидя. 



- Возникали ли проблемы со зрителями? Например, кто-то начал вести себя громко, пытаться конфликтовать? 

- Ну, громко они себя всегда ведут - в хорошем ключе. А так, мы даже приветствуем, если человек может выбежать на сцену к нам, крикнуть, что ему все нравится, но только в том случае, если это не мешает нам играть и не напрягает других зрителей. По поводу конфликтов... Один раз к нам подошли и заявили, что нам хотят набить морду. Мы отыграли, вышли, стоим, мол, бейте – но почему-то, этих людей там уже не оказалось.

- У вас недавно вышел первый альбом. Что вы испытали в момент, когда все уже было готово, сведено и записано? 

- На самом деле, ничего. Мы просто уже перегорели, так как слишком долго ждали. Больше всего эмоций испытали в тот момент, когда шла подготовка. 

- У группы есть круг постоянных фанатов? 

-Сложно сказать (смеется). На самом деле, на концертах мы часто видим одни и те же лица, так что, скорее всего, есть.

- Возникало когда-нибудь желание все бросить? 

- Не знаю, у меня не было. Бывали моменты, что что-то не придумывалось, но мы собирались и шли дальше. 

- Вопрос финансовый – сколько стоит собрать группу? 

- Мы первоначально уместились примерно в 20 тысяч. Собирали по принципу « у кого что было». Изначально у нас были подержанные китайские гитары и два шнура. Потом уже к нам пришел барабанщик. 

- У группы есть сценический образ? Определенный тип поведения во время выступления? Элис Купер, например, ел голубей на сцене. Или вы просто отрываетесь, даете волю себе? 

 -Да, просто отрываемся, я вообще бешеный человек (смеется). Ребята по-разному себя ведут – в основном ведь энергия идет от зала, от людей, да и просто заряжаешься, когда поешь. 

Другие интервью читайте здесь.