Журналист портала «Пенза-Взгляд» побеседовал с художником и преподавателем Пензенского художественного училища о том, есть ли «женское» и «мужское» искусство, о работе на удаленке и том, нужен ли в Пензе худсовет.

- Галина Геннадьевна, мы с вами находимся на выставке «Ее глазами» ( выставка открылась в прошлом месяце в выставочном пространстве «Дом Бадигина» - прим. ред.). В чем ее отличие от других проходящих в городе?

-Идея выставки родилась в 1993 году, я уже намного позже вошла в это объединение. А началось все с Лидии Скоробогатовой Ирины Костыроевой, Людмилы Кузнецовой, которая часто берет жесткие «мужские темы», а здесь она выставила цветы. У них была идея устраивать выставку в канун или чуть позже 8 Марта. И в рамках Союза художников было организовано творческое объединение, к которому постепенно стали присоединяться молодые художники. Председателем Союза художников в то время был Владимир Курдов, и он это начинание поддержал.

С тех пор выставки проходят ежегодно. Количество участников росло, выставка расширялась - и в плане участников, и в плане художественных направлений. Теперь здесь есть и живопись, и графика, и прикладное искусство, стекло и дизайн. Выставка погастролировала по регионам и даже побывала в Москве.

- Расскажите об истории ваших работ, которые здесь представлены...

- К каждой выставке мы пытаемся приготовить что-то новое. Здесь три моих работы, сделанные за последнее время. Мои работы - это мое настроение, видение жизни, ее понимание.

Вот, к примеру, работа «Снег и розы». Это снегопад 12 апреля 2020 года. Памятный день - мы только ушли на удаленное обучение, сидели по домам, работали через телефоны и компьютеры, а несколькими днями ранее, 9 апреля, я отпраздновала день рождения, и мои дети подарили мне цветы.

Этот букет стоял у меня на окне. Светило солнце, зеленела травка, было прекрасно, я в это время вновь начала работу над одним из натюрмортов. Вдруг день начал меняться - тучи, потом дождь, потом дождь со снегом, и, наконец, снег. Утром 12 апреля выглянула в окно и увидела, что зима вернулась - все бело. И розы.

Хорошо, что дома всегда есть запас бумаги. Потому что вот оно - все есть, ты только руки приложи и создай художественный образ. Нашла подходящий по колориту оттенок бумаги, если приглядитесь к рисунку, там проглядывают темные тона, они и в розах тоже, это как раз сама бумага. Я подбираю цвет бумаги исходя из тона рисунка, чтобы лист вошел в ткань рисунка, в штрихи.

- Раз уж речь зашла о времени самоизоляции, как вы перенесли удаленку? Есть устойчивое представление, что для представителей творческих профессий это было благо. Появилась возможность закончить какие-то нереализованные проекты.

- Нет. Я художник- преподаватель, а это, как говорил Анатолий Леонидович Омельченко, наш известный художник, как человек, который в каждой руке несет по арбузу. Потому что это совместить очень сложно. А я еще и одиннадцать лет была директором Пензенского художественного училища, то есть на мне была и административная работа. При этом, будучи преподавателем, важно оставаться художником. И пусть это будет одна работа, но она будет. На это нужно выкраивать время - выходные, вечера. Дома у меня всегда стоит мольберт.

Может кому-то и казалось, что на дистанте у нас появилось много времени, но это не так. Более-менее свободной была первая неделя. Успела сделать дома генеральную уборку, закончить натюрморт и все. Дальше мы работали сутки. Тут нет никакого расписания. Дело в том, что у нас дети учатся из разных регионов, которые находятся в разных часовых поясах, иногда с очень большой разницей во времени. Например, есть ученики из Якутии, из Барнаула. Ну почти вся география. Так было во все времена, с начала истории училища. Все, конечно, старались, и мы, и студенты, но все растягивалось на сутки.

Дело в том, что наша специальность не предполагает, даже по законодательству, никакого дистанционного обучения, так как это практика. Научить можно только через практические занятия. Художник может рисовать только то, что он знает. То, что он тысячу раз нарисовал и понял. Тысячу раз надо нарисовать дерево, глаза, уши, нос, чтобы потом применять в творчестве и даже трансформировать, играть с формой. Но делать это осознанно, со знанием анатомии. На расстоянии этому обучить невозможно.

- Вернемся к выставке. Она называется «Ее глазами», что подразумевает некую особенную женскую живопись. Есть ли такая и чем она отличается от мужской?

- Это очень противоречивый вопрос, и существуют разные мнения, однако тут все идет из глубины веков. Традиционно сложилось так, что мужчина - это добытчик, охотник, а женщина хранительница. Мужчина шел вперед, женщина догоняла. В живописи тоже так. Вспомните средние века: все художники - мужчины. Женщины-профессионалы появились намного позже, хотя достаточно давно в аристократических семьях именитых особ обучали живописи, рисованию, музыке, так как рисование воспитывает вкус и интеллект. В школе Руссо, к примеру, главным предметом было рисование с натуры.

В Советском Союзе, особенно после войны, также было больше художников-мужчин. Связано это с тем, что труд это тяжелый. Это со стороны кажется, что махать кисточкой не составляет труда. На самом деле это напряженная работа - и умственная, и физическая.

Но женщины были в искусстве всегда, правда, сейчас нас стало больше. Даже если посмотреть на художественные или музыкальные училища, то девочек-студентов больше.

-Но количество не говорит о качестве. Чем женский взгляд отличается от мужского. Как выглядит мир «Ее глазами»?

- Если говорить о подходе, то существует представление, что женщина мягче и по темам, и по сюжетам, и по исполнению. Мужчины конкретнее и жестче. Говорят, женщина лучше чувствует цвет, а мужчина форму, но все это весьма относительно. Все зависит от человека, от того, что ему Бог дал. Вспомните знаменитую Веру Мухину. Разве, не зная, кто автор, можно сказать, что это сотворила женщина?

Лично я при любом состоянии души буду рисовать что-то светлое, что-то доброе, так как считаю, что искусство должно нести добро и красоту, воспитывать взаимопонимание, объединять людей. Социальные темы для меня тяжелы.

- У нас в городе начали появляться скульптуры, и мы стали даже о них говорить и дискутировать. Вот на ваш взгляд, чего не хватает в Пензе и куда мы должны двигаться?

- Мое личное мнение в том, что перед тем, как что-то поставить, все-таки нужно приглашать художников. Не просто выставлять на суд общества с помощью интернет-конкурсов. Раньше был художественный совет, и я в нем несколько раз принимала участие. К этой практике нужно вернуться. У нас есть люди с большим художественным вкусом, и таких людей тоже нужно приглашать, чтобы они могли что-то подсказать.

Конечно, тут встает вопрос — как совместить личный творческий взгляд и уместность произведения на общественном пространстве. Вот у нас «Кентавр» вызвал ажиотаж, и, нужно сказать, это не самый худший пример, если брать по России. Есть ведь еще «Аленушка».

Но давайте так - есть единый градостроительный план, и здесь, я считаю, тоже нужно двигаться в этом направлении. У нас в Пензе есть очень много талантливых скульпторов-профессионалов, у каждого из которых собственный художественный вкус, но каждый из них хочет, чтобы наш город был лучше и интереснее. И я знаю, что у них есть множество идей городской скульптуры, интересной, сюжетной, которая могла бы украсить город и не вызвать активного отторжения частью общества.

- Кстати, не могу вспомнить среди пензенских скульптур ни одной женской работы.

- Это как раз потому, что среди скульпторов в основном мужчины. Женщины приходят в скульптуру очень редко. Но тенденция поменялась, и в последнее время у нас в училище и на этом отделении много девушек, так что все еще впереди.

Другие интервью с известными пензенцами читайте здесь.