Главный внештатный фтизиатр Министерства здравоохранения Пензенской области Анна Клестова рассказала о том, почему ее не радует резкое снижение числа больных туберкулезом и какая здесь связь с пандемией ковид-19.

- Анна Альбертовна, несколько десятилетий назад заявляли, что с туберкулезом человечество справилось, но ведь болезнь контратаковала. Что произошло?

- Девяностые годы, когда экономическая ситуация резко ухудшилась, заболеваемость вновь стала расти. Когда я пришла во фтизиатрию в 1999 году, заболеваемость в области была 85-88 человек на 100 тысяч населения. Для сравнения, за прошлый год этот показатель был 18 заболевших на 100 тысяч населения. То есть мы вернулись к временам 70-80х годов прошлого века, когда показатели были стабильными.

- То есть ситуация стабилизировалась и проблема вновь под контролем?

- Заболеваемость удается удерживать в этих пределах. Однако проблема остается, причем не только у нас в стране. В конце 90-х ВОЗ объявила о глобальной эпидемии туберкулеза, и на данный момент она еще не закончилась. До 2019 года у ВОЗ был девиз: «Стоп, туберкулез!», а в 2019 году он изменился на «Ликвидируем туберкулез к 2030 году», так как заболеваемость и смертность от туберкулеза существенно снижалась. Но в прошлом году появился новый фактор - коронавирус.

- Насколько он сказался на положении дел?

- Во-первых, были прекращены профилактические осмотры с марта по июнь. Порядка 10 процентов тех, кто должен был сделать флюорографию в прошлом году, ее не прошли. Во-вторых, многие просто опасались заразиться коронавирусом и обращались к нам только, когда поход к врачу уже нельзя было откладывать. То есть положительная динамика сложилась не из-за того, что заболеваемость резко снизилась, а просто эти люди до нас не дошли.

Соответственно, по прогнозам и ВОЗ, и российских специалистов ожидается рост и заболеваемости и, соответственно, смертности от туберкулеза где-то на 20-30 процентов.

Так, за прошлый год числится 235 вновь выявленных случаев, за 2019 год - 351, но из них где- то порядка 50 недовыявленных случаев. Умерло от туберкулеза в 2020 37 человек, а в предыдущем году — 31 человек, при этом ряд смертей были были зарегистрированы в год выявления, и часть случаев, когда диагноз «туберкулез» был поставлен посмертно. То есть человек не обращался за медицинской помощью и до того, как он умер, он не был выявлен как больной, его не выявил вовремя ни фельдшер, ни врач общей практики. Эта тенденция, связанная с пандемией, нас очень беспокоит.

8 человек умерли в год выявления болезни (в 2019 — 4 случая) - это тоже говорит о том, что система раннего выявления из-за пандемии коронавируса не сработала.

- Вы сказали о прогнозах роста заболеваемости, можно ли как-то его сдержать или остановить?

Сейчас наша задача закрыть это упущение. Мы тщательно отслеживаем категорию тех, кто не проходил флюорографию два года и более. Анализ идет по районам - создаем персонифицированный список таких лиц, чтобы выявить и пролечить их. Ведь раннее выявление - это не только снижение смертности от туберкулеза, но и снижение инвалидизации людей и предупреждение распространения туберкулеза.

Если у человека на этом практически бессимптомном этапе выявлен туберкулез, мы можем быстро его пролечить и вернуть в строй, а если уже проявились симптомы, тем более дошло до таких тревожных, как кровохарканье, то речь идет об открытой форме. Чем дольше он не попадет к нам, тем опаснее для него и окружающих. Поэтому флюорографию нужно делать согласно нормам СанПиН раз в два года, а я бы посоветовала раз в год, хотя бы для собственного спокойствия.

- Во всем мире наметилась волна отказа от прививок, в том числе от туберкулеза. Насколько опасно не делать ребенку прививку БЦЖ (вакцина против туберкулеза, приготовленная из штамма ослабленной живой бычьей туберкулезной палочки - прим. редакции)?

 - Сопротивление вакцинации — одна их 10 проблем, которые ВОЗ включила в список требующих решения в ближайшем будущем. Проблема глобальная. Между тем о необходимости вакцинации говорит сама история — благодаря им человечество справилось с черной оспой, от которой погибали миллионы людей, ограничили распространение полиомиелита. Вакцина БЦЖ также доказала свою эффективность. Конечно, иммунитет к заболеванию со временем снижается, но дети болеют туберкулезом крайне редко. Нужен очень сильный источник заражения, микробактерии туберкулеза, чтобы произошло инфицирование и ребенок заболел локальной формой.

Нужно сказать, что, по данным на прошлый год, у нас процент вакцинации практически не снизился, несмотря на сопротивления мамочек, проведена разъяснительная работа, и привито порядка 96%.

От чего предохраняет прививка? На 100 процентов она от заболевания не предохраняет, и ребенок может заболеть даже после вакцинации. Такие случаи были и в моей практике. Дети от 4 до 15 лет и сейчас лежат у нас в больнице, однако данная вакцина защищает от тяжелых процессов. Постучим по дереву, но у нас уже давным-давно не слышали о туберкулезном менингите у детей.

То есть если не вакцинировать, может развиться более тяжелая форма. Приведу пример — в 2017 году к нам поступила девочка, которая родилась у женщины, перенесшей туберкулез, а у папы была активная, причем лекарственноустойчивая форма. Она это скрыла. Ребенок родился недоношенным в 35 недель, и по этим причинам был дан медотвод на прививку. Результат — тяжелый туберкулезный процесс у девочки. Было поражение лимфоузлов всех групп, поражены легкие. К нам она поступила в пять месяцев и весила при этом всего три килограмма. От нее отказались в Москве, но нам удалось ее вылечить.

- В начале пандемии высказывались предположения о том, что прививка БЦЖ, которая делается детям от туберкулеза, в какой-то мере защищает от коронавируса. Есть ли этому подтверждения?

Неонатальная вакцинация прививкой БЦЖ проводится не только у нас, но и в прядка 60 странах, и действительно, согласно статистике, эпидемиологичнеская картина была лучше, то есть меньше смертей, меньше тяжелых случаев протекания болезни, в тех странах, где такая прививка делалась. Однако научные исследования в этом направлении не проводились, и поэтому пока речь может идти, по сути дела, о журналистских выводах.

Однако отмечу, что даже если посмотреть на примере нашего региона, то по данным на первое января 2021 года было 596 человек, болеющих туберкулезом в активной форме, из них коронавирусом переболели порядка 50 человек, причем тяжелых случаев коронавируса не регистрировалось, пневмоний на этой почве не развивалось. Но опять же, это клинические наблюдения. Для того, чтобы делать какие-то выводы, нужны научные исследования.

Мы отправляли данные в Москву по больным туберкулезом и новой коронавирусной инфекцией, думаю, исследовательская работа в этом направлении ведется.

Продолжение интервью с главным внештатным фтизиатром Минздрава Пензенской области читайте на следующей неделе. Речь пойдет о том, как предупредить туберкулез, стоит ли его опасаться тем, кто не имеет вредных привычек. Также поговорим об отделении, где лежат самые сложные пациенты, у которых диагностирован туберкулез и ВИЧ-инфекция.

Другие интервью с известными людьми Пензы и области читайте здесь.