-Максим, немного странно, что одно из решений проблем кардиологов нашли инженеры и программисты. Как могут представители технических специальностей помочь врачам?

-У нас в России ежегодно умирает около 2 миллионов человек, и миллион из них - от болезней сердца и сосудов. То есть, конечно, опасны автокатастрофы, отравления и другие причины, но с вероятностью в 50% мы умрем от того, что у нас будет больное сердце и по каким-то причинам оно остановится. Посмотрите на статистику - с сердцем шутки плохи.

Задача, которую мы перед собой поставили, на самом деле очень простая. Есть огромное число больных сердечно-сосудистыми заболеваниями и разного рода патологиями. Если его снизить хотя бы на 1-2%, то это будут десятки и сотни тысяч отвоеванных у смерти жизней.

- Давай немного отмотаем назад. Как ты, поступив на технический факультет, занялся вопросами, лежащими в области медицины?

-В институте моя научная работа началась с написания всевозможных бумажек, которые затем переросли в патентные статьи. Они касались того, как можно диагностировать те или иные заболевания сердечно-сосудистой системы и что с этим делать. К примеру, как диагностировать инфаркт на ранних стадиях или как его предсказать. А потом мы решили, что написали уже достаточно, и пора бы уже все это куда-то внедрять.

Вначале мы не хотели делать ничего своего, а внедрить в уже готовую систему кардиомониторинга разработанные нами алгоритмы, чтобы не начинать эту работу с нуля. Но, как оказалось, все системы мониторинга закрыты и никто к себе разработчиков со стороны принимать не хочет.

По образованию я инженер-измеритель, и вот, собственно, тут и началась моя работа по специальности, так как писать статьи и оформлять патенты - это не совсем мой профиль, это же не инженерная специальность.

Мне поставили конкретное инженерное задание: у тебя есть определенное количество времени и денег — собери систему с заданными параметрами.

Когда появились конкретные наработки, мы решили подавать документы на получение гранта. В нашем случае это был «Умник». В 2016 году мы его выиграли, и это позволило довести работу до образца, который можно поставить на испытания. И это прибор обобщает многолетнюю работу, так как в него мы постарались внедрить все алгоритмы, над которыми в ПГУ работали много лет. Надеюсь, этот прибор поможет спасти не одну жизнь.

- Что этот прибор из себя представляет?

- Все представляют, что такое ЭКГ — человек ложится, к нему прикрепляют кучу датчиков, и снимают с них показания. Как минимум у этой процедуры есть два недостатка — чтобы провести измерения, нужно куда-то идти и лежать при этом неподвижно. А если человек нуждается в таком мониторинге 24 часа в сутки?

Для этого были придуманы мониторы, которые по имени их создателя Нормана Холтера были названы «холтеровскими». Человек их носит круглосуточно, а затем врач просматривает данные и делает заключение. Но у них тоже есть существенный недостаток — человек их носит 24 часа, и за это время с ним может произойти все, что угодно. Врач проводит наблюдение только один раз в сутки.

Кроме того, эти приборы очень дорогие и выдаются медиками в аренду больным. А у мониторов должен быть прямой контакт с кожей, и если его неправильно обработать, то возможны рожистые воспаления кожи, как, к примеру, произошло с одним моим знакомым.

- Как я понимаю, задача была снизить цену и сделать прибор более мобильным?

- Именно! То есть все уже было изобретено до нас. Все, что мне нужно было сделать, это скрестить ужа с ежом — к готовому прибору нужно было добавить беспроводной передатчик, который бы позволил наблюдать пациента онлайн. Самый простой путь - интегрировать все это в смартфон, так как тут есть и карта памяти, и GPS-модуль, который бы мог отследить местонахождения пациента в случае возникновения экстренной ситуации, а главное - в нем есть  Bluetooth. На данный момент это передача данных с самым низким энергопотреблением. То есть, я добавил Bluetooth-модуль в уже существующий прибор и снабдил его теми алгоритмами, что у нас были.

Помимо того, что данные сообщаются кардиологу, они одновременно обрабатываются с помощью этих алгоритмов в облаке. Ведь самое сложное, с чем приходится сталкиваться кардилогу, это большой объем данных. Если прибор работает сутки, то это 100080 секунд данных. А кардиолог читает бумажную ленту, которая выходит со скоростью 25 миллиметров в секунду. То есть, это пара километров ленты.

Согласно нашим алгоритмам, многие сердечно-сосудистые заболевания можно отловить после получаса измерений с очень большой вероятностью. Они выделяют критические состояния и выдают их в уже готовом виде: вот здесь — тахикардия, вот здесь — подозрение на инфаркт миокарда. Кардиологу не нужно смотреть всю запись, нужны только конкретные куски, относящиеся к тому или иному заболеванию, что в разы повышает оперативность при постановке диагноза.

В России, в том числе в Пензе, есть хорошие кардиологи, замечательные хирурги. Как правило, если пациент поступает вовремя, его спасают. Главное успеть, и тут поможет наш прибор.

-Уже задумывались о внедрении? Медики готовы взять ваш прибор на вооружение?

- Взять, чтобы сразу использовать — вряд ли. В первую очередь, чтобы что-то начать производить и продавать, нужна лицензия. Для этого нужно пройти все испытания, получить сертификации. И вот тут начинаются настоящие трудности. В настоящее время в стране нет закона, который бы регламентировал производство и эксплуатацию подобных устройств. В 2017 году был принят закон о телемедицине, но в нем нет определения, что, собственно, собой представляют телемедицинские устройства. То есть, есть устройство, но зеленого света со стороны закона на его использование нет. Нельзя пройти сертификацию на то устройство, которого нет в реестре!

И мы не единственные такие на рынке. На данный момент максимум, на что мы можем претендовать — это изделие медицинского назначения для фитнеса.

- Не боитесь конкуренции?

- Ее не нужно бояться — чем больше наработок, тем лучшее устройство мы в конечном счете получим. На рынке полно разных смартфонов, но почему-то мы выбираем конкретную модель. Наша сильная сторона - мозги, которые мы вложили в наш прибор, то есть алгоритмы, над которыми работали не одно десятилетие, которые прошли проверку боем, ведь за ними стоят полученные патенты. Мы не продаем само устройство — аналоги есть, мы хотим продать быстрый и удобный сервис.

Другие интервью с самыми интересными людьми региона читайте здесь.