18 августа 2017, ПТ, 08:12
$59.23€69.4
7 июля 2017ИнтервьюПросмотров: 4666

Свободный, как ветер

Границ нет. Есть лишь препятствия, и их можно преодолеть. Когда-то этот принцип сформулировал родоначальник паркура Давид Белль, и сегодня тысячи людей по всему миру следуют его формуле. Для основателя пензенской школы «Ветер» Сергея Елисеева паркур не увлечение, а жизненная философия.

- Как паркур появился в твоей жизни?

- Больше десяти лет назад мой брат Артем принес домой диск с разными видео по паркуру. Тем же февральским вечером отправились прыгать. Что-то сразу получилось, потому что со спортом дружим с детства. Пока сугробы лежали, прыгали с гаражей. Однажды залезли на четырехметровый. Минут двадцать стоял на краю, не решался. Но потом именно это чувство преодоления страха и понравилось.

Сейчас удовлетворение приносит сам процесс чистого и плавного выполнения элемента. Раньше было иначе: прыгали «без головы». Теперь пытаюсь от этого уберечь молодых горячих ребят на тренировках. Сам через многое прошел, пока учился, вот и стараюсь вложить в голову ученикам, что паркур – это не только и не столько бешеная акробатика с кучей сложных элементов и прыжки по гаражам. Мне больше нравится техника «флоу». Она подразумевает плавное перемещение, будто человек скользит. Кстати, это легче дается девушкам – они пластичны от природы.

- А девушки тоже приходят заниматься?

- Да, и парням не уступают, если мы не говорим о сложной акробатике, требующей серьезной физической нагрузки. У нас и младший тренер – девушка. Даже женская группа существовала. Психологически, правда, с дамами сложнее, потому что им труднее преодолеть страх. Но в паркуре главное – желание и стремление.

- Паркур – экстремальный спорт, и у многих он ассоциируется с травмами. Это опасно?

- Если прыгать с умом, то не опаснее той же спортивной гимнастики. За восемь лет тренерской деятельности самой серьезной травмой среди моих учеников был выбитый палец. Правда, про меня такого не скажешь. Однажды интереса ради посчитал швы на теле – нашлось более пятидесяти. Травмировал голеностопы, ключицу, колено - в общем, мало у меня частей тела, не задетых хотя бы ушибами.

Хотя я и по жизни человек неуклюжий, как бы странно это ни звучало. Получал серьезные травмы, не связанные с паркуром. После одной лежал полгода. Обещали, что еще полтора буду практически инвалидом. На деле восстановительный процесс был в разы короче. Через месяц уже выполнял простенькие элементы, через два – более сложные. Плюс паркура в том, что начинаешь ощущать свое тело на другом уровне. Я начал прыгать не потому, что просто захотел. Чувствовал, где болит, а где – нет. В зависимости от этого менял тренировочный процесс. 

- Как родители относятся к твоему выбору?

- Сначала не понимали, отговаривали, после первой травмы просили прекратить. Это нормально - не всем родителям понравится экстремальное увлечение ребенка. Потом смирились, потому что спорить со мной невозможно. И потом, я уже сам стал отцом, сыну три года. Поздно меня воспитывать.

- Ребенка привлекаешь к занятиям?

- Привожу его в зал, он смотрит на тренировки, но не гоняю его. Умеет делать кувырок вперед, ему нравится прыгать на батуте, однако заставлять не собираюсь. Если попросит, начнем тренироваться. Зато у него есть штаны настоящего паркурщика – широчи. Их придумало паркур-сообщество. Шью их сам – и себе, и своим ученикам, и сыну, конечно. 

Если говорить глобально, в моем понимании паркур - это умение владеть своим телом. Начните преподавать его в школе, а лучше в детском саду - тело будет работать иначе. Если с ребенком в игровой форме заниматься растяжкой, общефизической подготовкой, спортивными играми и гимнастикой, то со временем у него разовьется хорошая координация, реакция и мышечный каркас. Паркур помогает даже особенным детям: у меня была группа ребят-аутистов.

- В чем польза паркура для них?

- В процессе тренировок повышается уровень осознанности, преодолеваются фобии, и на этом фоне можно восстанавливать базовые социальные навыки, а у особенных детей проблемы именно с ними. Начинал заниматься с одним мальчиком, но через пару занятий набралась мини-группа. Желающих очень много, но работать эффективно можно одновременно максимум с тремя-четырьмя детьми, и к ним нужен свой подход. У каждого есть страхи, на борьбу с которыми тратим много времени. Родители отмечали хорошие результаты, но в апреле у меня была операция на колене, поэтому занятия пока пришлось прервать. Планируем возобновить в июле-августе.

- Чего не хватает для развития паркура в Пензе?

- Большой паркур-площадки. К нам обращались представители одного из парков с намерением сделать ее на своей территории. Мы нарисовали проект, нам потом озвучили примерную смету. Больше с нами никто не связался. В итоге там поставили несколько простых снарядов для скейтеров и BМХ-велосипедистов. К паркуру это не имеет отношения. Так что тренируемся везде, где есть перила, парапеты или в зале. 

- Никогда не задумывался, почему тебя привлек именно паркур? Не хватает адреналина в жизни?

- Паркур – мой способ познать дзен. Когда в жизни какие-то проблемы, просто переодеваюсь и иду ночью прыгать. Пара часов тренировки в одиночестве, и я снова люблю людей. В самых смелых мечтах вижу, как детям всего мира с первого класса на уроках физкультуры дают два направления: йогу и паркур. По сути йога – это пассивная медитация, а паркур – активная. К тому же, совмещая паркур и тренерскую деятельность, уберегаю детей от ошибок, которые совершал сам. Если хотя бы один ребенок благодаря моим занятиям не получит травму, уже буду счастлив.

Но при этом нужно понимать главное: нет смысла натаскивать тело на паркур, пока в голове пинг-понговые шарики. Это должно быть состоянием души, которое проявляется в твоих движениях и отношении к настоящему. Либо паркур для тебя «клиника», либо бросай, пока не поздно. 

Понравилась новость? Поделиться с друзьями в социальной сети:
Фотографии: Из личного архива

Хочешь всегда быть в курсе последних новостей - просто нажми
Загрузка...
Comments system Cackle