24 сентября 2017, ВС, 20:37
$57.48€68.76
17 ноября 2016ИнтервьюПросмотров: 1988

Ксения Мишуткина: «После спектакля хочу играть еще»

Актриса камерного музыкального театра Светланы Орешкиной о первом выходе на сцену, детстве и взрослении, слове и бессловесности.

Автор:Дмитрий Инюшкин

Сквозь моросящий дождь она идет к месту встречи, и сначала видишь разноцветный зонт, который выглядит частью реквизита, а затем в сером сумеречном воздухе проступает улыбка Чеширского кота. Ксения Мишуткина, актриса детского музыкального камерного театра Светланы Орешкиной, переживает сейчас, наверное, самое странное свое состояние и положение: школа где-то позади, где-то впереди – поступление в театральный, теперь и здесь – взрослые роли в детском коллективе. Not a girl, not yet a woman – пора прощаний и обретений, распахнутых глаз и легкого дыхания.

«Мне всегда сложно уснуть вечером, и не только после спектакля. Столько мыслей в голове. Пока весь день не прокручу, не успокоюсь. Но устаю больше от репетиций, они меня изматывают», - Ксения на мгновение опускает плечи, как полунинский волк, и снова распрямляется. - А вот спектакли – нет, после них хочу играть еще».

«Артисткой будет!» - так привычно говорят взрослые о маленькой девочке, которая с младых ноготков любит петь, танцевать и «представлять». Ксения не запомнила своего первого появления на условной сцене: «Мне про него рассказывали, а сама не помню. Это было в детском садике, я играла Помпонину или что-то такое. В общем, получилось почти бессознательно. А сознательно… это был первый класс, я вышла на сцену петь… и напрочь забыла все слова. Хотелось провалиться».

- То есть сначала была музыка?

- Да, я занималась в эстрадной студии «Земляничные поля» у Юрия Троицкого. Но к восьмому классу ощутила необходимость решить, к чему меня все-таки больше тянет – к эстраде или театру. Подруга уговаривала прийти к Светлане Орешкиной, попробовать, и когда я пришла, то у меня вообще все представления сломались. Совсем. Борьбы было много, и у Светланы Валерьевны со мной, и у меня с собой, но потом случился перелом. Я выбрала театр.

Впрочем, театр-то у Орешкиной музыкальный, так что разнообразным талантам Ксении применение нашлось с лихвой. Но, те, кто видел спектакль «Клоун с осенью в сердце», наверняка согласятся, что еще ярче юная актриса раскрывается, когда не произносит на сцене ни слова – то есть в пантомиме. Она и сама согласна: бессловесность для нее органичнее.

- Я начала заниматься пантомимой с Виктором Христофоровым сразу, как пришла в театр, - рассказывает Ксения. – Но как-то поначалу не придавала ей серьезного значения, воспринимала как дополнение ко всему остальному. А потом до меня стало доходить, сколько всего можно с ее помощью придумать и сделать!

В упомянутом выше спектакле, посвященном памяти Леонида Енгибарова, она выходит в шести эпизодах, представая в разных обликах: клоун с ярким зонтиком среди скучных людей, гротескная домохозяйка из коммунальной квартиры, маньяк-зануда из ставшего классическим «Низззя!»… Но больше всего поражает придуманный ею самой номер «Жизнь женщины» - вариация на тему енгибаровской «Жизни человека», стремительный путь от колыбели до могилы, от восторженного вздоха до последнего выдоха. Знаю взрослых людей, которые не стыдились плакать, глядя на вереницу образов, созданных на сцене восемнадцатилетней девушкой.

- У меня там самый любимый момент есть, - Ксения бережно сжимает в ладонях чашку с зеленым чаем. - Когда из ребенка превращаюсь в женщину. Наверное, это близко сейчас к моему собственному состоянию.

- Откуда в тебе столько взрослости?

- Сама не знаю. Наверное, когда что-то болит внутри, то хочется это выразить.

- Там есть еще один прекрасный момент у тебя — когда сначала маленькая девочка пытается вырваться из материнской руки, потому что ей интересно что-то в другой стороне, а потом обратное отражение - она, уже мать, удерживает своего ребенка…

- Да, да! Я знаю, мне самой нравится.

- Ты часто пыталась вот так вырвать руку, когда была маленькой?

- Скорее нет. Мама всегда меня направляла в нужное русло. И мне всегда нравилось, куда ведут меня родители.

- Они не считают, что профессия актера несерьезная?

- Абсолютно нет. Хотя у нас в семье никто никогда не был склонен к такого рода творчеству.

Склонность, способность, талант — все это неодинаковые проявления тех зернышек, которые есть во многих людях. Не всегда они получают шанс реализоваться в полной мере, но часто требуют выхода в самых, казалось бы, обычных ситуациях.

- Когда я одна, то порой разыгрываю какие-то сцены, - признается Ксения. - Например, пью чай и беседую с кем-то воображаемым, представляю его реплики, реагирую на них…

- А в отношениях с реальными людьми играешь? Ты же можешь, когда это требуется, изобразить другой характер, другой тип.

- Многие так и думают. И даже удивляются, что не пользуюсь этими навыками. Но я всегда пытаюсь быть собой. Не могу притворяться, потому что это уже не лицедейство, а лицемерие. И уверена, что в реальной жизни актер себя должен экономить. Чтобы на сцене выдать больше. 

Понравилась новость? Поделиться с друзьями в социальной сети:
Фотографии: Из личного архива

Хочешь всегда быть в курсе последних новостей - просто нажми
Загрузка...
Comments system Cackle