17 января 2017, ВТ, 07:43
$59.76€63.39
11 ноября 2016ИнтервьюПросмотров: 488

Ее сердце растопит лед

Наверняка каждый из нас хотя бы раз в жизни смотрел по телевизору соревнования по фигурному катанию. Мы с замиранием сердца следим за головокружительными прыжками и замысловатыми пируэтами. Но какой ценой даются эти изящество и легкость? Ответить на этот вопрос смогут только спортсмены и тренеры. Президент Пензенской областной федерации фигурного катания на коньках Ольга Маркина признается, что на льду Дворца спорта «Рубин» ее можно встретить гораздо чаще, чем дома.

– Расскажите, как начался ваш роман со льдом?

– Вы удивитесь, но я не занимаюсь фигурным катанием с детства. В этот спорт я пришла, получив уже диплом Самарской государственной академии культуры и искусств по специальности «Современный танец». Я просто встретила тренера по фигурному катанию, который искал хореографа. Это был 2001 год. С тех пор я работаю на катке, веду у наших спортсменов хореографию, акробатику, а поскольку тренерских кадров не хватает, то малышей – группы первого и второго года – еще и ставлю на коньки. Но сначала пришлось самой учиться уверенно стоять на льду. До этого мои навыки были на уровне «каталась, как все, в детстве». Но тут просто другого выбора не было. Я же должна чувствовать спортсменов, понимать, какую связку они могут выполнить, как им лучше перейти от одного элемента к другому.

– А фигурное катание в детстве смотрели по телевизору?

– Конечно! Помню, как восхищалась Ириной Родниной, и когда посчастливилось познакомиться с ней лично во время ее визита в Пензу, я была просто очарована ею. Она из тех звезд, которые проводят мастер-классы не для галочки. Нашим детям она постаралась дать максимум, поработала с ними над скольжением и провела на льду гораздо больше времени, чем было запланировано. Сопровождающие постоянно напоминали ей: «Ирина Константиновна, у вас же самолет!» Еще запомнились Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Они были в Пензе в составе шоу Ильи Авербуха и тоже уделили время пензенским фигуристам. Они на 100 процентов отдавались работе, и детям с ними было действительно интересно.

– Кстати, почему в парном катании страсти разгораются не только на льду, но и за его пределами. Нередко между партнерами возникают романтические отношения. Это магическое влияние льда?

– Думаю, дело в том, что люди много времени проводят вместе, переживают трудности, преодолевают препятствия. А такие вещи сближают не только на льду.

– Ваш супруг как-то связан с фигурным катанием или творчеством?

– Сотрудника МВД, пусть и бывшего, сложно назвать творческим человеком. По роду деятельности он человек очень конкретный. Но плюс и минус всегда притягиваются, может быть, за счет этого у нас крепкая семья.

– Сын занимается спортом?

– А как же! На коньки я поставила его в четыре года. Он быстро освоился, показал хорошую координацию, был очень подвижен, я поняла, что он не фигурист, а бегун. Поэтому Влад, как и я, все свободное время проводит в «Рубине», занимается шорт-треком. Он из школы приходит с уже выученными уроками – делает их на перемене, чтобы не пропускать тренировки. Спорт очень дисциплинирует. Это отмечают и родители наших воспитанников.

– Работать с малышами сложно?

– Поначалу трудно было найти подход к каждому ребенку. Но спустя 15 лет я научилась чувствовать детей. Знаю, кому и что сказать, чаще всего достаточно двух слов, чтобы успокоить или приободрить. С малышами работают ласка и доброта. Конечно, приходится и ругать. Значит, тренеру небезразлично, что они делают.

– Что необходимо, чтобы вырастить олимпийского чемпиона в глубинке?

– Здесь во главу угла встает финансовый вопрос. Зарплаты тренеров оставляют желать лучшего, многие работают на энтузиазме. Довольно сложно заманить специалистов, не создав им комфортные условия труда. Поэтому не хватает тренеров. Наши дети уезжают учиться в Москву, за границу, и мы их понимаем.

– Работа у вас активная. А отдых? Не хочется полежать на диване?

– Лежать на диване – это не мое. У нас есть дача, а там расслабляться не получится – столько нужно успеть. Еще мы большие фанаты велоспорта, у всех троих в нашей семье есть велосипеды, поэтому в хорошую погоду отправляемся на прогулки на двух колесах.

– Что для вас в жизни является допингом?

– Наверное, это успехи моих воспитанников. На работе мы проводим намного больше времени, чем дома, и в наших спортсменов я вкладываю не только свои силы, знания и умения, но и частичку себя. Когда мой воспитанник выходит на лед, у меня начинает бешено стучать сердце, чувствую каждый его удар. Унять волнение невозможно, сколько бы лет опыта не было за плечами. Кстати, родители испытывают похожие ощущения, и по этой причине мы даже запрещаем им присутствовать на выступлении. Ну а когда мы видим своих детей на пьедестале, это, конечно, огромное счастье. Ты понимаешь, что все было не зря.

– Дети плачут, когда у них что-то не получается. А когда плачет тренер?

– Не может тренер плакать. То есть мы плачем, так сказать, «про себя», чтобы никто наших слез не увидел. Мы же учим побеждать.

 

Источник: газета «Горожанин» №44(073) от 9 ноября 2016 года

Фотографии: Фото из личного архива Ольги Маркиной
Хочешь всегда быть в курсе последних новостей - просто нажми
Comments system Cackle