29 марта 2017, СР, 14:07
$56.98€61.44
19 октября 2016ИнтервьюПросмотров: 874

По особо важным делам

Про таких, как он, снимают сериалы и пишут детективы. Но начальник отдела криминалистики СУ СК по Пензенской области Александр Аброськин героем себя не считает. Просто есть такая работа – все знать и ничего не бояться.

– Александр Николаевич, вы в сериалах узнаете себя и своих коллег-следователей?

– Следователь и криминалист – абсолютно разные профессии. А в сериалах часто путают работу следователей и оперативников. Следаки с пистолетами бегают за убийцами, у них какие-то свои агенты, неприятели. Либо, наоборот, показывают работу оперативника, который расследует убийства, допрашивает, делает осмотры, но в его обязанности это не входит.

Люди видят кино, и у них складывается ложное представление о нашей профессии. Помню, в Первомайском следственном отделе по результатам проверки было отказано в возбуждении уголовного дела – не было состава преступления. Но приходит заявительница и говорит: «Передайте мои материалы в ФЭС». Мы ей объясняем: «Нет такой службы!» А она: «Как же нет, дайте мне адрес, пусть займутся настоящим расследованием».

– Какие необычные случаи были в вашей практике? Что осталось в памяти за многие годы?

– Когда был молодой, начинал в Первомайском районе, мне звонят и сообщают, что на остановке общественного транспорта лежит труп с телесными повреждениями. Приезжаю, а трупа нет! Оказалось, это пьяный проспался и ушел. Другой случай жуткий. В Октябрьском районе, возле железной дороги, был обнаружен труп молодого мужчины с множественными резаными ранениями. Шея, руки, живот – живого места не осталось. Но мы обнаружили порезы и на подушечках пальцев. Нашли обломанное лезвие. Установили личность погибшего. Оказалось, у него была мания преследования. Чтобы «не сдаться врагу», он сам себя порезал. В ходе обыска нашли его дневники с сумбурными записями.

– Каково оказаться на месте преступления? К этому можно привыкнуть?

– К любой работе привыкаешь. Но когда видишь погибшего ребенка, это особенно тяжело. В 1993 году я расследовал дело об убийстве четверых детей в Каменке. У одной девочки было 135 ножевых ранений, у второй – более ста, восьмилетнего мальчика добивали табуреткой… Когда знакомили родственников с материалами дела, было тяжело находиться рядом. Но мы нашли убийцу, он понес наказание.

– В такие моменты не хочется забыть о моратории на смертную казнь?

– Потерпевшие часто высказываются за смертную казнь, по-человечески их, наверное, можно понять. Но я хочу рассказать и об отношении к этому осужденных. В начале 90-х прокатилась серия убийств водителей машин в Пензе. На скамье подсудимых были два человека, оба приговорены к смертной казни. Сейчас отбывают наказание в тюрьмах «Остров Огненный» либо «Черный дельфин». И как-то по телевизору я увидел одного из них. Он говорил: «Лучше бы меня расстреляли, чем я буду здесь гнить заживо». Моя точка зрения неоднозначная. Мало кто исправляется, возвращаясь оттуда, пусть даже через 25 лет. Пока еще никого не помиловали, кому дали такой срок. С другой стороны, вспомните дело Чикатило: сколько невинных людей было расстреляно из-за его деяний. Если бы их приговорили к пожизненному заключению, то реабилитировали бы, и они были бы живы.

– Как вы переключаетесь и отдыхаете от работы? Как снимаете напряжение?

– В нашем отделе – многие рыбаки. Мы отдыхаем на рыбалке. Во время отпуска выезжаем в Астрахань, на Волгу, на Ахтубу. По вечерам сериалы смотрим, но уже с профессиональной точки зрения. У меня супруга судьей работает, мы с ней уже в середине фильма можем определить, кто убийца. Дочь старшая закончила юрфак, младшая еще учится на четвертом курсе. Но обе сказали: мы в следствие не пойдем. Они видят, как мне приходится работать.

– Как сделать, чтобы наша жизнь была более безопасной?

– В конце 90-х в год совершалось 235 убийств, из которых 25–30 не раскрывали. Это был разгул преступности. Сейчас у нас в год совершается 65–70 убийств, не раскрывается максимум пять. Тяжких преступлений стало меньше. В основном происходят преступления на бытовой почве. Считаю, что нужно заниматься профилактикой и работать с семьями.

НАША СПРАВКА

19 октября исполняется очередная годовщина со дня образования службы следователей-криминалистов. Ее история началась 62 года назад. Благодаря работе следователей-криминалистов в этом году раскрыто 95 процентов убийств. Раскрыто 50 преступлений прошлых лет. На вооружении у пензенских криминалистов находятся полиграф – детектор лжи, панорамная 3D-фотосъемка, которая позволяет воссоздать реальную картину в момент преступления. Комплекс UFED Touch применяется для восстановления удаленной информации с мобильных и электронных устройств. Газоанализатор, источник экспертного света и цианакрилатовая камера помогают выявлять невидимые следы преступлений. В отделе криминалистики регионального СУ СК работают 10 человек, руководитель – Александр Аброськин.

Источник: газета «Горожанин» № 41 (070), 19 октября 2016 г.

Фотографии: газета "Горожанин"
 
 
Хочешь всегда быть в курсе последних новостей - просто нажми
Comments system Cackle